Demon's life - "Туманный Альбион"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Demon's life - "Туманный Альбион" » Паралельные миры » Вы ненавидите меня до боли... (с)


Вы ненавидите меня до боли... (с)

Сообщений 31 страница 60 из 70

1

1. Участники: Jeffrey Owen Blackwood/ Макс  y Mickaella Laird/ Касс
2. Название темы: Вы ненавидите меня до боли... (с)
3. Место(места) и время действия: Washington, Grand IceHallrink,  The beggining of June, 2011
4. Краткий сюжет: Если бы знать, когда тот переломный момент, сулящий пустить под откос всю твою жизнь - остался бы дома, попросил бы соседа рубануть тебя по лбу дверью на выходе, чтобы дальше травмпункт, больничная койка и никаких судьбоносных знакомств. Впрочем, от судьбы не уйдешь. Знала бы Микки, что знакомство с Блэквудом сломает ей жизнь - никогда бы не согласилась пойти на тот чертов каток. Или бы перерезала Джэффу  глотку тупым коньком. Но она не знала. И принимала все за чистую монету, как это бывает с шестнадцатилетней девушкой, не страдающей заниженной самооценкой. К сожалению, черная, как дремучий лес душа Джэффри Блэквуда не отражалась в его глазах. И именно это сгубило юную ветреную Лэрд...
5. Дополнительно:

Анкета Джеффри 

1. Имя и фамилия:
Джеффри Оуэн Блэквуд/Jeffrey Owen Blackwood
Сокращение, прозвища: Джеф, Блэки.
Три- четыре года назад представлялся как Кристиан Кеннеди.

2. Дата рождения, возраст:
38 лет
21 декабря 1976 год.

3. Внешность:

• Рост: 182 см
• Цвет глаз: зеленый
• Цвет волос: блондин
• Особые приметы (татуировки, шрамы, походка...):
- имеются татуировки на теле, некоторые имеют отношение к его биографии.
- шрам под одной из татуировок, расположенной на ребрах.
• Предпочтения в одежде, стиле:
стиль мужчины зависит от того чем он занимается, но в общем он предпочитает деловой стиль, костюмы, ботинки, деловые цвета, не отказывается от джинс, так что чаще мужчина опрятно одетый, и не важно что галстук в кармане, и что встал всего лишь час назад, главное видимость, а это он делать умеет, замазывать глаза.
• Впечатление в целом:
Общее впечатление респектабельного мужчины, чем старше, тем больше, особенно если не позволяет своему характеру вырываться из под контроля. Высокий рост дает преимущество смотреть на оппонентов свысока, заставляя тех чувствовать себя не в своей тарелке, это же давало ему преимущества и в  юношестве, удобно бить сверху и пинать коротышек, когда те мешаются под ногами.
Прекрасно вписывает в старый интерьер, может поддержать любую тему в разговоре, прекрасно ориентируется в экономике. Никогда не позволит сомневаться в собственных возможностях и способностях, и вряд ли кто считает его малодушным, за такое можно поплатиться.

Имя прототипа: David Robert Joseph Beckham

4. Профессия, род деятельности:
Предприниматель.
Владелец Ледового Дворца «ICE PALACE», спортивно- тренажерного комплекса

5. Характер персонажа:
По характеру Джеф унаследовал черты своих родителей, почти стойки нордический от закалки в Вашингтоне, со стороны матери; вспыльчивую страсть от крови своего отца. Он отлично управляет своим гневом и агрессией, но может потерять контроль когда касается его близких и родных, как и любой человек очень  ценит семью, даже не смотря на то что они порой ссорились с сестрой и родителями.
Скрытный, редко кому рассказывает о своих переживаниях и проблемах, научен в самостоятельной жизни, что только он сам может все исправить, только на себя можно надеется в трудный момент. Его научили с этим справляться , научили быть выносливым , расчетливым, упорным и резким когда нужно.
Его отношение к другим зависит от человека, Блэквуд не умеет подлизываться, не умеет заискивать, но может соврать, утаить информацию, особенно если считает это правильным. Он не плохой стратег, и может быть тянул бы на психолога, если бы был немножко более чутким.
В деле показывается себе ответственным, доводя его до конца, не боясь рискнуть ради дела, не потому что азарт и риск, а потому что чувство долго внутри сидит плотно, однако он сдержан в эмоциях, что бы не наделать ошибок и не потерять рассудительность, что бы не оказаться безоружным перед проблемой, чтобы не получить нравоучения, тогда он начинает ершиться и дутся, затаивая обиды, так как считает что ему хватает собственных знания для того, что бы решить ситуацию, независмо как жестко это нужно будет сделать, считает, что правильные решения должны быть именно такими, остальное уже послабление, тем более с нарушителями нельзя быть неженкой.
Вообще нельзя сказать точно, положительный или отрицательный у него характер, все зависит от ситуации, порой необходимо быть скверным и плохим, что бы добиться результата, но порой он не может быть нежным и гибким, особенно с женщинами, не привык подчиняться.

6. Биография персонажа:
Блэквуд родился в не очень богатой семье в Вашингтоне, как то наверное не повезло родителям с наследством и генами, поэтому Джеф и его сестра Диана многого были лишены в детстве, но это не мешало быть им счастливым. Лично Джеф находил общий язык со всеми, и не заметил сам как подружился с одним мажорным парнишкой – Питером Лэрдом. Конечно, разница между ними была сильна в классовом статусе, но это мальчишкам не мешало находить общие игры и темы. Джеф даже потянул колледж в который поступил его друг, и они много времени проводили вместе, и младшая сестра Джефа всегда была с ними.
В 18 лет Блэквуд влюбился, но оказалось не совсем удачно, так как девушка больше обращала внимания на его друга, деньги делали свое дело. Но все было бы не так обидно, если бы он не замечал, как его сестра поглядывает на Питера, и очень надеялся что дальше взглядов это не пойдет, тем более друг не давал повода, у них ведь настоящая мужская дружба.
Первый удар по Джефу пришелся неожиданно. Иллюзия хорошей жизни, разбилась о реальную действительность, которой стало самоубийство Дианы. Внезапное отравление, врачи ничего не смогли сделать, только сказать семье, что девушка была беременна.
Второй удар пришелся со стороны Питера, Лэрд - женился на девушке, в которую влюблен Блэквуд, назначен день свадьбы и молодые уезжают в свадебное путешествие очень поспешно. Это сразу показалось странным всем, но причуды богатых не обсуждаются.
Третьим ударом, добившим доверчивость молодого парня стал дневник его сестры, который он нашел в вещах  сестры через пару месяцев, где была истинная причина смерти Дианы, а так же упоминание об отце ребенка, который посмеялся над ней и не собирался отвечать за свой поступок.
Мужская дружба таяла на глазах, Джефф порыве злости и гнева обвинил своего бывшего друга в смерти сестры на глазах его молодой жены, между прочим уже беременной и это было заметно. Угрожал заявлением в полицию, завязалась драка, Лэрд защищался, но отхватил хороший синяк в лицо, но Джеффу досталось обычным ножом для бумаги по ребрам, вроде бы полоснуло, но этого было достаточно, что бы он потерял не мало крови. В больницу молодой человек не пошел, провалялся дома в бреду под присмотром матери, и только спустя неделю узнал, что отец согласился заключить с Лэрдом договор, по которому тот платит за молчание о смерти дочери, а Питер не подает на своего бывшего друга в суд, и еще приплачивает круглую сумму, но Блэквуды должны покинуть Вашингтон.
Джеффри переехал в Лос Анджелес, поступил в университет, закончил его с отличием, с отличным знанием экономики и красным  дипломом, отработал  несколько  лет на  другого  дядю и все таки решил воспользоваться «грязными» Питера, что бы  отомстить ему же. Для этого  он правильно все  рассчитал, выжидая  момент, в  день когда  дочери  бывшего друга = заклятого врага исполнилось  16 лет  он нашел способ с  ней  познакомится, увлек  девчонки  своими  деньгами, исполняя ее капризы, соблазнил и  бросил, буквально вытирая  об нее  ноги, ничего не  объясняя.  Но самый  смак в  этом  блюде  мести  было соблазнение Марианны, женщины в которую  он был влюблен, и которая  стала  женой  его врага.  Джеффри  тогда сильно не задумывался о предохранении в этот момент, и не придавал  значения - не его проблемы!  однако  это сильно изменило его  жизнь, когда  на пороге его  квартиры  появилась  женщина с  ребенком на руках и вручила  ему  его, со словами "Твой! Ты  и расхлебывай!". Так  он стал  отцом, у него появилась  дочка, анализ  ДНК показал полное 100% соответствие.
И сейчас спустя  три года Джеффри Блэквуд заканчивает постройку Ледового  дворца  на Манхеттене, и сам   с Эмиои переезжает в Нью-Йорк, собираясь  пользоваться собственными успехами, и наконец то просто жить.

0

31

Микки умылась и плюхнулась на скамейку. Она все еще ждала сумку с вещами и обувью, не очень-то заботясь о времени впустую. мысли ее занимал этот странный мужик. Она не верила в случайность этих встреч. Уж слишком они неслучайно регулярны. Слишком все подозрительно и странно. Мужчина ее раздражал и бесил. В нем был какой-то постоянный вызов. как будто он изначально ненавидел всех женщин, а ее почему-то особенно. Это было просто ощущение, могло даже казаться, но с ней, с Микки, еще никто не смел так себя вести. Конечно, обычно она общалась только с ровесниками, которым и в голову бы не пришло хамить дочки Лэрда. А взрослые не были с ней на такой короткой ноге, чтобы позволить подобное. Но этот Блэквуд (Микки все-таки запомнила фамилию)позволял себе очень многое. Он него исходила удивительная сила, но ее холод и ее отторгающий негатив не могли очаровать юную девушку, в тайне мечтавшую, как и все, о принце. Обходительном, сильном, мужественном и влюбленным в нее до безумия. Этот мужик был слишком стар и слишком зол, чтобы стать ее принцем. так что даже и речи быть не могло.

Именно поэтому Микки отмахнулась от поцелуя. Он был никаким, размытым, как расфокусированное фото. Обои он был не нужен и неуместен. Нежеланное касание - не более. Тем удивительнее, что вместо служащей в проеме женской раздевалки оказался знакомый уже силуэт. Микаэлла подскочила, полна возмущения.

Какого черта! Это уж слишком. Это женская раздевалка! Хотите, чтобы я вызвала охрану?! - начала было она. Блэквуда это не остановило, скорее даже позабавило, судя по выражению довольной морды. Как у сытого кота, только что стянувшего банку хозяйском сметаны. Микки сделала шаг назад. Непроизвольно инстинктивно. Гость наступал. Икры ощутили преграду стоявшей позади скамейки. И дальше отступать было некуда. Она не знала, зачем пришел этот человек. И не хотела знать. Не то, чтобы она испугалась, но приятного в этом визите было мало.

Микки замерла, тараясь глядеть в глаза мужчины с вызовом. Пришлось задрать голову - он был серьезно выше ее. Блэквуд был так близко, что она рассмотрела морщинки на его лице. На лбу, в уголках глаз. Но они образовывали странный узор - не как те, что бывают от улыбок. Глаза скорее чаще прищуривались в презрении и злобе, а губы и не знали, видимо, улыбчивого изгиба. Микки вдруг стало не по себе. Что за человек он такой? Холодная гора? Она собиралась вывернуться, но сильные руки крепко обхватили ее хрупкое тело. Микки сделала рывок, но руки Джэффа сжались сильнее и почти не оставили воздуха в ее легких. Микаэлла снова подняла глаза для того, чтобы понять, что лицо его стало еще ближе. Прежде, чем она осознала замысел врага, его губы уже поймали ее собственные в ловушку. Она не хотела этого поцелуя и сопротивлялась. Она сжала губы, но мужчина терзал их напором своей власти  пока девушка не сдалась. Совсем не от желания попробовать запретный плод и узнать, что дальше. От этого поцелуя ее губы болели. Горели огнем, а мужчина нагло прокладывал себе путь вперед, как альпинист к вожделенной вершине. Его язык уже оказался внутри ее рта. Она хотела сжать челюсти и укусить его, но почему-то он предусмотрел даже этот вариант. Никто никогда не целовал ее так. Ну, начнем с того, что ее вообще не часто кто-то целовал. Многие считали, что раз она дочь Лэрда - должна иметь оглушительный успех и в 16 перепробовать всех парней в округе. но нет отец был тем еще консерватором и достойно воспитал Микки. она считала ниже своего достоинства размениваться на кого попало. А серьезно влюблена не была еще ни разу. так что она не была готова к такому напору. Она даже не знала, это ли страсть в чистом виде - слишком мало было для этого опыта. Микки попыталась оттолкнуть мужчину, но ей это не удалось. Она вдруг ощутила панику, осознав, что чувствует жертва, когда оказалась в ловушке. Решив сменить тактику, девушка обмякла и сдалась, не сопротивляясь. Она надеялась вырваться, когда мужчина ослабит хватку. Однако отвечать на поцелуй она все равно не собиралась. пусть целует бездушную куклу, чьи губы как после заморозки вообще никак не реагируют на поцелуй. Микки вдруг стало интересно, понравился ли бы ей этот порыв, будь на его месте другой мужчина. такой же опытный. Она поняла, что ребята-ровесники ничего не знают об этом деле и так же бесцветны, как она сама о части науки любви. Может завести роман с мужчиной постарше? Не таким старым, как этот. Но хотя бы лет 25-30…

План удался, жертва сдалась и мужчина ослабил хватку. Микки резко вырвалась и огрела его добротной пощечиной.

Убирайтесь! - прошипела она. - И больше никогда в жизни не появляйтесь на моем пути. Или я просто подам заявление в полицию. За домогательства. Педофилам нынче дают высшую меру, - напомнила она. И угроза ее была не пустой.

+1

32

По его собственному мнению, поцелуй даже удался, правда такая мелкая пигалица вряд ли знает что нужно делать с мужчинами, кроме того что крутить своей задницей перед ними. Мелочь в его руках, но вообще то это возбуждает, прибавляет ненависти в поцелуй, и если у него не кончится воздух в легких раньше, то он прокусит ей губы до крови, что бы хоть как то причинить ей боль. Все его внимание и желание мести сейчас сходилось на ней, она слабое место своего отца, так что вполне логично бить по ней, пусть не сразу, но всему свое время. Сегодня это поцелуй, завтра что то более весомое, а потом уже он ударит сильнее, не давая ей отступить назад и уйти от возмездия. Убивать ее он не собирается, есть и другие способы мести, о которых каждый знает, Лэрд и его женушка просто убили мечту его сестры, и он убьет их мечты и надежды, отобрав их у их дочери, пора поставить эту занозу на место, а то много возомнила о себе.
Девчонка конечно дергалась и сопротивлялась, но выскользнуть из его рук не так просто, так что осталось смириться со своей участью. Пусть потом сравнит со своими салагами дружками, которые понятия не умеют, что такое настоящий поцелуй и вообще как доставить удовольствие женщине, их скорые трепыхания в постелях лишь жалкие потуги самореализации, на которые покупаются девушки помладше, клюнув на красивое личико и деньги парня. Это вечная проблема, деньги и секс, чем больше денег , тем больше секса. Кстати сказать, стоило ему только помахать своим состояние перед носом мамочки Микаэлы, как та недолго думая за красивую машину прыгнула к нему в постель, и вряд ли ее муж в курсе об этом. Женщины всегда одинаковы, мелкая еще этого не поняла, поэтому выпендривается.
Пощечина было очень звонкой, девчонка не поскупилась на удар, вложила в него все свои эмоции, так что он даже удивился, но рассмеялся потирая лицо и отступая на пару шагов назад, что бы посмотреть на ее боевой настрой, хотя она немного раскраснелась все таки. Прелестно, а если еще поцеловать дольше, то она разгорячиться еще больше и будет пылать, вот только сама она еще этого не понимает. Малявка!
- Тогда думаю тебе лучше выбрать другой каток для катания, - Блэквуд усмехнулся девушке,- Этот принадлежит мне, и уж точно здесь ты всегда встретишь меня,- это можно было воспринимать как приглашение к встрече, и как предупреждение, что здесь ей лучше не появляться, иначе встреча неизбежна. То есть девочке лучше собрать вещички и бежать подальше, испугавшись злого «волка», которого она так боится. Боится ведь? И правильно делает. На этом он посчитал их разговор законченным, он сделал то что хотел, поэтому развернулся и удалился из раздевалки, на лед теперь он точно не вернется.
Джеффри вспомнил про вспышку, которая мелькнула, когда они целовались на льду, и в его планы не входило светиться своим лицом перед публикой, а уж тем более попасть в новости и тем самым дать Лэрду подготовится хоть как то к его появлению. Нет Блэквуд появится с триумфом, втаптывая фамилию Лэрда в грязь и погружая в скандал, а для этого нужно вести себя тихо.
- Джек,- мужчина набрал безопасности,- Проверь по камерам, кто делал фотографии на катке, конфискуй аппараты, я сейчас буду,- Джеффери довольно широкими шагами быстро добрался до пульта наблюдения. Джек уже там собрал всех , кто был с фотоаппаратами.
- Что мы ищем, босс? – поинтересовался мужчина в опрятном костюмчике, вертя в руках один из фотоаппаратов,- У нас здесь журналисты, а они любят поднимать скандал, вы же  знаете.
- Тогда  по быстрому  просматривайте пленки,- Джеф взял первый попавшийся и включил просмотр кадров, отматывая назад, пока не перешел на  снимки  другой  тематики, снятые вне катка.
- Что все таки  ищем? Кого?
- Меня, стираешь  любой кадр  где есть я, - Джек кивнул Блэквуду и принялся  за  работу, вручив  еще  двум охранником фотоаппарата,  дело естественно пошло быстрее.  Пришлось проверить всего лишь  двадцать три аппарата вчетвером, и как  назло только в последнем Джеффри обнаружил  требуемый компромат , и аппарат принадлежал  журналистам. Будет скандал, по крайней мере придется  разрешить им ходить здесь еще пару  дней и кормить за свой счет. Все  любят халяву.
[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]Jeffrey Owen Blackwood [/NIC]
[STA]МЕСТЬ - ХОЛОДНОЕ БЛЮДО[/STA]

+1

33

Микки повертелась перед зеркалом. Ее желтое платье, мягкого, пастельного оттенка казалось облаком из волшебной страны, в которой небо не голубого, а нежно-розового цвеьа, а облака желтые, как воздушная маршмеллоу. Корсет обтягивал и без того весьма стройную фигурку, а кринолин юбки зрительно делал талию еще стройнее, придавая и мягкий соблазнительный изгиб бедрам. Юная Микаэлла в этом наряде смотрелась одновременно обворожительно чистой, как едва распустившийся бутон кремовой розы и все-таки притягательно манящей. Такой же, как бархатные лепестки великолепного цветка. Ее от рождения бледная кожа, подсвечиваемая оттенком платья, казалась прозрачным фарфором, хрупким и тонким. Обнаженные изящным вырезом плечи ловили своими изгибами отражение света с люстр. Длинные до локтей атласные перчатки скрывали руки, пряча то единственное, что безоговорочно выдает возраст женщины - кисти. Микки казалась старше своих лет. Волосы ее были убраны в изящную прическу. Точь в точь такую, как у героини ее любимой сказки. Ее карие глаза той же формы, что и у диснеевской принцессы, имели форму миндаля. В зрачке плескались нетерпение и восторг.

Микаэлла вытянула ножку, разглядывая свои изящные мягкие туфельки, совсем без каблучка. Зато можно ходить абсолютно бесшумно! Верхняя юбка, стянутая несколькими мелкими белыми бантами, спускалась изящными фалдами. Эти складки красиво играли в отсвете обычной лампы и Микки уже воображала, как красивы они будут в мерцании свечей.

Ежегодный Рождественский бал. Вся элита города соберется на нем! Да не только города - штата! Это восхитительное событие. Микки просто обожала  балы, хоть была всего на одном - до 15 лет туда не пускали. А сегодня она такая гордая пройдет под руку с отцом. Он будет в черном смокинге, маске и с усиками! Прямо как Рэтт Баттлер из Унесенных сетром. Такой же очаровательный, такой же мужественный. Микки очень гордилась отцом и возможностью идти с ним под руку. Мать, сославшись на болезнь, отказалась идти. Так что она будет дамой отца на вечер! И все буду тгадать, что это за таинственная незнакомка рядом с молодым офицером? Ведь на всех будут маски. Ни ее, ни отца никто не узнает! Это ли не самое волнительное? Она тоже никого не сможет узнать, хотя, будет проверять свою наблюдательность и догадливость.

Микки приладила к лицу бежевую кружевную маску. Мягкая ткань закрывала большую часть лица, оставляя только прорези для глаз и заканчиваясь по краешку  носа. Выглядело очень таинственно и красиво. Загадочно. Микки призналась, что и сама бы себя не узнала в таком наряде. И это было особенно прекрасно. Интересно, раскроет ли кто-то ее тайну? Девушка стянула атласные концы завязок на затылке и надежно закрепила ленту невидимками. Еще не хватало, чтобы вся интрига раскрылась из-за упавшей маски. Довольная результатом, она спустилась в зал, где ее ожидал отец.

***
Здание Гранд холла, где обычно принимали видных иностранных делегатов было украшено в традиционных красно-зеленых тонах. Микки больше всего любила именно такое оформление. Ей нравились елки с их терпким запахом морозного леса и красные шары Рождественской звезды, и увитые плющем перила и фасады балконов. Все изысканно и просто очаровательно. Будто самый настоящий бал несколько веков назад! Микки чувствовала себя принцессой. Интересно, кто-то угадает ее костюм? Микаэлла боялась, что ее спутают с Золушкой. Нет. Она была совсем другой принцессой, смелой и доброй Белль. Красавица и чудовище - ее самый любимый мультик с детства. Микки восхищалась отвагой Белль, ее решимостью, ее любовью к отцу и преданностью данному слову. Именно поэтому, когда стало известно, что в этом году - маскарад, Микки ни секунды не сомневалась.

Девушка спустилась по длинной мраморной лестнице. Ее ладонь, обтянутая атласом перчатки, лежала на согнутой в локте отцовской руке. Они выглядели потрясающе. Колье из розового кварца подмигивало отсвету свечей и тонкий браслет с бриллиантами подыгрывал их легкому флирту. Микки видела, что многие оборачиваются на них. Явно гадают - кто бы это мог быть. Она тоже гадала, пытаясь узнать знакомых. Отец шел медленно, гордясь тем, какое впечатление производит на окружающих его маленькая принцесса. Его сила, его гордость, его главная радость в жизни.

-Ты самая красивая леди на этом балу, - наклонившись прошептал он дочери.

Девушка подняла на отца полные счастья и любви глаза:
-Это все оттого, что у меня самый достойный кавалер.

А дальше начались танцы. Первый вальс был отдан отцу. Они танцевали так, что у Микки даже закружилась голова. А потом молодые люди в масках так и просили ее подарить им танец. Отец тоже пользовался спросом у дам и, кажется, наслаждался вечером, не забывая иногда искать глазами свою дочь. Микки была рада, что он отдохнет и развеется. В масках никакой политики, никаких дел. Только развлечение. И это хорошо. Как и то, что матери сегодня здесь не будет.

Микки вложила свою руку в протянутую ладонь, обтянутую белой перчаткой. Этот джентльмен подошел так уверенно и держался так таинственно, гордо и величественно, что Микки была заинтригована. Она приметила его давно, еще до того, как он подошел пригласить ее на очередной вальс. И надо же - именно вальс! Девушка смущенно улыбнулась, сделав  изящный реверанс, благодаря мысленно родителей, что настояли на школе бальных танцев. Она прекрасно танцевала стандартную программу. Полонез, мазурка, вальсы - все это было ее стихией.  И теперь, увлекаемая мужчиной в круг танцующих, она не считала шаги, а лишь удивлялась, как уверенно он ведет, как властно легла его ладонь на талию и как тепло от нее даже через ткань платья. С чего вдруг ей так жарко? От множества танцев? Или от того, что этот таинственный мужчина завладел ее мыслями полностью? Кто же он? Микки вглядывалась в его губы и глаза - единственное, что не скрывала маска, но казалось, будто она никогда раньше не видела этого мужчину. Впрочем, какая разница? Танцевать с ним одно удовольствие. Микки ждала, что он что-то скажет. Но после приглашения на танец еще не слышала от своего партнера ни звука. Даже в этом он загадка. Не расспрашивает, не рассказывает. Просто молча кружит ее по залу, будто вокруг вообще больше никого нет. Микки удивляется, как ему удалось дать ей ощущение уникальности. Будто она единственная здесь, самая главная. Центр всего мира. От этого даже голова кружилась, словно она выпила шампанского. Хотя кроме воды она ничего даже не пригубила.

+1

34

Рождество. И как такой праздник без бала, это просто невозможно, Блэквуд получил приглашение заранее , примерно за месяц, так что у него было время определиться с решением. Например устроить перерыв в своем плане месте и отдохнуть, тем более на балу все будут в масках, никто ни кого в глаза не знает, и не узнает. Можно побыть собой, выдохнуть.
Приготовления для мужчин были гораздо проще, чем для женщин: не нужно делать макияж, не нужно укладывать прическу, не нужно делать маникюр-педикюр, не нужно идти в спа-салон. Много чего не нужно делать, а значит меньше поводов нервничать, поэтому мужчины приходят более отдохнувшими и веселыми. Лично Джеффри выбрал себе старинный камзол черного цвета, расшитый золотыми нитками, из под рукавов торчали белые манжеты рубашки, а брюки были заправлены в кожаные сапоги, так что каждый его шаг сопровождался стуком каблуков. Нельзя было точно сказать чей образ он выбрал, но точно смахивал на пирата в черной маске, с белыми перчатками. Шпагу вносить запретили, а от шляпы мужчина сам отказался. Вечер обещал быть просто хорошим, не зацикленным на прошлом, так что оставалось только улыбаться и танцевать, что Бэквуд умел не плохо делать.
Сложно было бы передать атмосферу, которая окутывало всех, стоило только оказаться внутри, на Блэквуда словно накатило детство, мужчина вдыхал аромат зимнего праздника, улыбаясь и дуясь, но он прекрасно понимал, что это закончиться и снова начнется жестокая реальность. Если он не отомстит Лэрду, то кто?
Красавиц здесь было много, отчасти именно потому, что все в масках, а они как раз и скрывают личность каждого, каждой хочется сегодня побыть принцессой или Золушкой, это все старо как мир, как сказки. Но только с возрастом девушки вырастают из сказок и понимают, что принцев не существует, песочные рамки рассыпаются под волной реальности, принося разочарование хрупким созданиям, таким как его сестра. Кругом были пышные платья, глубокие декольте, хитрые улыбки и красивые глаза, Блэквуд кивал головой каждой девушке, даме, женщине просто потому что было приятно, почему бы и нет, сегодня день отдыха. Присутствующие оборачивались на новоприбывших, встречая заинтригованными возгласами, пытаясь угадать тех, кто скрывается за масками, но это очень сложно , или лучше сказать почти невозможно, и Джеффри даже не пытался.
Начало бала началось с главного танца- вальса, который был буквально сказочным, девушки порхали по залу своими юбками, от чего даже становилось тесно, но никто не был против. Блэквуд пригласил на первый танец симпатичную блондинку, но понял что порой красота это только ширма, так как его бедные уши были тут же нагружены огромным потоком информации, что он просто не мог дождаться конца музыки и поторопился откланяться молча. Главное не показывать женщинам, что ты их слушаешь, это им придает азартность и они готовы выплеснуть на тебя все что знают и о чем догадываются. И бал превратиться в побег в тишину.
Следующий танец Джеффри пропустил, голова немного побаливала от говорливой девицы, поэтому мужчина встал около лестничных перил, наблюдая за остальными, делая пометки в голове, с кем бы он хотел потанцевать, и получить от этого удовольствие. Под удары шампанского в нос он заметил очередь, которая выстроилась к девушке в желтом платье, там явно не было отбоя от желающих кавалеров, и видимо Блэквуд пропустил ее появление на балу , или же не обратил внимания, так как она была не одна. Однако раз она нарасхват, то значит свободна, ведь обычно пары ни на шаг не отходит от своих дам. Выбор сделан.
Вальс, кто то словно угадывал его желание. Мужчина очень культурно  обошел желающих, столпившихся  около выбранной  им девушки, и просто увел ее у них из под носа. Достаточно ведь было просто подать  руку, а  не ждать, когда  девушка сама начнет вешаться на вас, так что остальные могли  только смотреть им в след, и что самое  интересное, девушка  не проронила  ни слова, на что мужчина улыбнулся, и даже  глазами, встречаясь с  девушкой взглядом.  Музыка затягивала его, заставляя погрузиться в каждую  ноту,  почувствовать ее собственной  кожей,  от чего казалось, что музыка льется  сквозь  него самого, затрагивая  душу.  Каждый шаг был уверенный, следующий  за ритмом и мотивом, не сбивающийся, и он не терял контакта с девушкой, постоянно смотря ей в  глаза.  Красивые! Его рука аккуратно  лежала  на спине  девушки, удобно устраиваясь на пояснице, придерживая  ее в танце, что бы  она  не оступилась, но кажется  этого  не нужно было, она  даже  ни разу  не наступила  ему на ноги, но ведь вниз она  глаза не опускала.  Увлекательно, он не мог оторваться от ее глаз, но при этом ни разу  не налетел на  другую пару, всегда  держал контроль  движений, и не переживал, что она может выскользнуть  из его рук.  Вроде  бы  хрупкая фигура, но уверенно следует  за  ним, и нет ощущения, что он тянет  ее как балласт, и единственный  минус, что музыка закончилась, так что им пришлось остановиться. Блэквуд  замер, его взгляд все еще  был прикован к  карим  глазам  девушки, и с  трудом он поклонился, благодаря  ее за  танец.
Джеффри не успел  еще  на  шаг отступить от  девушки, как  рядом возник  мужчина, в  довольно дорогом костюме и перехватил  руку  девушки со словами «Дорогая, я тебя  уже потерял» . Оставалось  только  откланяться и улыбнуться, оставляя  девушку в руках ее кавалера.
[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]Jeffrey Owen Blackwood [/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

+1

35

Ей редко встречались такие партнеры. Уверенные в себе, изучающие силу словно транслируя ее на окружающих. Его ведение не было жестким и резким. Совсем наоборот. Мягкий  нажим на поясницу, чтобы дать партнерше понять, что пришло время прогиба. И еще менее слабое движение пальцев по ладони на повороте. Наверное ради этого и изобрели вальсы. Раньше не было возможности поговорить с партнером. И танец - беседа без слов - куда более наполненная смыслом, чем слова. За время короткого вальса можно многое понять. Например, Микки точно знала, что заинтересовала незнакомца. Этот загадочный мужчина не сводил с нее глаз. Однако и не позволял себе опускаться до изучения ее тела. Он смотрел ей в глаза, безотрывно. Каждую секунду. И Микки ощущала себя единственной на паркете. Главный плюс партнера - танцевать не ради себя, не ради зрелища. Смысл танца - не в красивой картинке для зрителей и не в желании показать свое мастерство. Хороший танцор думает только о партнерше. А задача девушки - увлечь мужчину тайной. И Микки отлично справлялась. Она молчала, не собираясь начинать беседу. Инициатором должен быть мужчина. Пусть это старомодно,  но Микки никогда не бегает за мужским вниманием. Она девушка! И это ее внимания должны добиваться.

Что-то подсказывало, что партнер гораздо старше ее самой. Очевидно, что она самая юная особа на балу... Думая о возрасте, Микаэлла отчего-то вспомнила мужчину глубоко ей неприятного. Именно тогда, под натиском поцелуя Блэквуда,  Микки допустила мысль о романе с кем-то старше себя. В погоне за уверенностью, надежной опорой и заботой. Сейчас, находясь во власти рук мужчины, очевидно зрелого, она сравнивала его настойчивые, но совсем иные по ощущениям объятия, его пытливый взгляд. Глубокий, изучающий, холодный, но заинтересованный. Ей хотелось узнать, кто этот человек, что скрывает его маска. Микки пыталась угадать его возраст, придать какие-то черты скрытом лицу... Никто из знакомых не приходил на ум.

Ей хотелось танцевать еще и еще. Одно дело чувствовать себя особенной в руках отца, который любит тебя безусловно, и совсем другое рядом с совершенным незнакомцем.  Но музыка кончилось, а два танца подряд с одним кавалером - дурной тон. Тем более, отец, сияя,  уже спешил к ней. Незнакомец с учтивым поклоном передал даму с рук на руки и удалился, так же молча. Микки проводила его взглядом,  благодарная отцу, что тот не ведет себя как отец. Ей не хотелось выглядеть малышкой в глазах таинственного партнера.

-Тебе нравится? - спросил Лэрд шепотом,  наклонившись над ухом дочери. Его голос казался обволакивающе-мягким. В такие моменты Микки понимала, как легко, наверное, мать сдалась очарованию этого мужчины. Микаэлла испытывала гордость за отца. Ей нравилось видеть, какой интерес вызывает он у присутствующих дам. И совесть ее не мучила за это. Мать заслужила. Она сама ни разу не идеал. Отец заслуживает большего. Заслуживает счастья. Пусть даже так - урывками. Микки понимала, что развод невозможен из-за  отцовской карьеры.  Тогда пусть хоть на маскараде он вновь почувствует себя желанным трофеем. 

-Очень, - призналась она улыбаясь. Ее раскрасневшееся от танцев лицо выражало детский восторг. - А тебе?

Мужчина не успел ответить. Какая-то леди подошла к ним и напомнила, что “их милость обещали даме танец”.  Лэрд поклонился дочери, подмигнул ей и протянул руку своей партнерше. Микки осталась стоять у колонны.  Холод приятно ласкал спину через тонкую ткань платья. Взгляд девушки блуждал по залу в поисках незнакомца, но его нигде не было видно. Как испарился. Вдруг, чья-то рука легла ей на локоть. Микки вздрогнула и повернулась. Взгляд ее пылал гневом, но выглядела она при этом очаровательно. Маленькая фурия.

Молодой человек, так и не опустивший ее руки, нахально улыбался, явно считая себя победителем.

- Наконец-то я вас поймал, дорогая. Уже который раз пытаюсь вас выкрасть. 
Микаэлла изогнула бровь:

- Я бы на Вашем месте вместо краж занялась поисками. Кто-то явно похитил Вашу совесть и хорошие манеры. Извольте меня отпустить, - голос ее был холоден,  но подчеркнуто вежлив. Со стороны все выглядело чинной беседой. С той лишь разницей, что глаза Микки пылали. 

Кавалер оказался излишне настойчив. Слова Микки его не зацепили, а лишь позабавили. Звучно рассмеявшись, он склонился над ее ухом: - Вы очаровательны,  Миледи.  Гнев Вас только красит. Но для беседы тут слишком шумно. - самодовольная улыбка и ее уже тащат к балконной двери. Микаэлла не желала уединения,  но и устраивать скандала не хотела. Еще пара резких фраз не возымели действия. Девушка отчаянно искала отца в толпе, но он кружил в танце с леди и установить зрительный контакт не удалось.

Микки не хотелось, чтобы этот вечер был испорчен. Пришлось подчиниться. Балкон встретил их зябкими сумерками. Девушка поежилась, обхватив себя руками. Отчасти это защищало, создавая своего рода барьер между ней и настойчивым кавалером.

-Я уже говорила Вам, что не жажду общения наедине. Как и общения вообще, - попыталась напомнить она, но чувствовала себя бесконечно беззащитной.  С одной стороны, ничего особо ей не грозило, но неприятное ощущение свербело в душе.

- А я говорил, что все равно намерен Вас похитить, - улыбнулся мужчина, разглядывая ее.

-Я здесь не одна... - Еще одна слабая попытка и вновь только ухмылка в ответ.

- Боюсь Ваш кавалер будет разочарован. Его дама оказалась такой легкомысленной, что уединилась с кем-то. Мужчинам такое не нравится.

"Особенно моему папе", - подумала Микки, отчаянно сейчас желая появления отца. Но из залы продолжали играть Полонез и, значит, отец все еще занят танцем и не может прийти на помощь.

- Что Вам нужно? - без обиняков спросила Микки, решив, что в этой ситуации вежливость уже не уместна.

- Вы, - спокойно признался мужчина.

-Это абсурд. Вы меня не знаете. Да что там меня - Вы даже имени моего не знаете! - возмутилась Микаэлла, которой претила мысль быть просто изящной упаковкой.

-Не понимаю, почему меня это должно волновать, - улыбнулся мужчина, наступая.

Микки прижалась спиной к ограждению балкона, уже собираясь влепить нахалу пощечину, но ее руку перехватили и в ушах раздался смех: - Я же говорил, что гнев Вам к лицу. Просто очаровательно. - Микки ощущала панику. Ну что такое? Почему ее постоянно кто-то стремится поцеловать против воли?! Она не знала, что делать, теперь пытаясь вырвать плененное запястье.

-Отпустите!

+1

36

Танец был великолепный, Джеффри был очень удивлен этому, понимание с партнершей было с полу движения, и мужчина не боялся, что ему наступят на ногу. Странное ощущение совпадения, такое бывает очень редко, и Блэквуд уже давно подобного не испытывал, танец действительно дал ему отдохнуть душой, на какой то момент он забыл обо всем поддаваясь звукам музыки. И если получиться еще раз пригласить девушку на танец, он обязательно это сделает, как только переведет дыхание, как бы смешно не выглядело, но он был взволнован и хотел покурить, так что следующий танец Джеффри пропустил.
Свежий воздух был как раз кстати, мужчина глотнул его всеми своими легкими и выдохнул. Вечер действительно был отличным, и ему даже не хотелось думать о том, что здесь может находится Лэрд. Хорошо, что есть маски и его собственное лицо скрыто от всех, так же как и настоящие эмоции, ведь именно сейчас он был настоящим и живым, не требующим мести, не собирающимся кого то убивать. Впрочем, он и так убивать не собирается, но тело вечно напряженно из за злости и агрессии , не выраженных чувств скорби, но сегодня это оставлено немного в стороне, он просто хочет побыть собой. Просто дышать и танцевать, как бы смешно не звучало, но у каждого свое самовыражение, может поэтому он построил каток и периодически там катается.
После тихой прогулки около дверей черного входа, зал казался роем пчел, и пока его никто не трогал мужчине было комфортно. Играл очередной вальс, трудно было сказать какой точно, но музыка была приятной. Джеффри бросил взгляд по залу, по танцующим парам, словно искал кого то, но попробуй выуди из всей этой движущейся толпы тонкую фигурку в кремовом платье. Правда, кто сказал что девушка подарит ему еще один танец, если уж на то пошло, то у него есть уверенность, что рядом с ней любой косолапый уволень будет казаться танцором диско. Значит перерыв на еще один танец, Блэквуд вежливо поклонился дамам, которые так зазывно стреляли в его сторону глазами, и отправился на поиски чего ни будь прохладительного – бокала шампанского, обычно ничего другого на балах не подают.
Наблюдать за всеми тоже было интересно, и по большей части потому, что это было интригующе, ведь за соседней маской мог скрываться друг или враг, а может быть и правда незнакомец, а друзья лучшие так и останутся неузнанными. Именно в этом смысл маскарада- тайны и интриги, ведь по сути все люди одинаковые, если их поставить в одни и те же условия, а дальше начинает действовать характер. Газы из шампанского били в нос, но мужчина стойко это выдерживал, словно смахивая пылинку с носа каждый раз, чем вызывал улыбки у женщин, приходилось улыбаться в ответ и целовать руки. И если он не выберется перевести дыхание, то следующий танец точно придется танцевать с кем попало, а так хотелось найти эту маленькую принцессу. Просто еще  один танец….
Шампанское  закончилось, Джеффри отдал пустой бокал официанту и взял с  подноса полный, устремляя к  балкону, там сейчас  никого не должно было быть, все танцуют, а  парочки обжимаются чаще  где  то под лестницей, что бы их не видели. Уже около  выхода на балкон почувствовался  свежий воздух, мужчина ускорил  шаг, но на самом пороге застопорился, взгляд наткнулся на уединившуюся  парочку, причем  девушка была  именно в том самом кремовом платье. Видимо, принцесса  уже  занята.  Подсматривать конечно не красиво и не культурно,  но Блэквуд собирался  подышать свежим воздухом, поэтому все таки сделал пару  шагов на  балкон, отступая в сторону, скряваясь в  тени, что бы не мешать  молодым. Правда чем больше он смотрел в их сторону, тем больше  хмурился, и пусть до него не долетали слова, зато хватало выражения  лица  девушки. Знаком вмешаться  была  рука принцессы, которая  была остановлена пол пути, если девушка собирается  бить  мужчину, то есть за что. По себе  судит Джеффри, но сейчас стоит вмешаться, так что  приходится  почти  бежать, что бы  ухватить  этого наглого  щенка  за воротник и отшвырнуть в сторону.
Его появлению точно не рады,  из под маски кавалера  горит очень яркая ярость, если бы  он мог сжигать, то Джеффри  бы уже  горел, а так  он может усмехнутся в  лицо этому  наглецу и сделать жест, убираться  подальше с  балкона, пока  ему  не накостыляли. В принципе это не дело Блэквуда, вдруг  это была влюбленная парочка и просто мелкая  их ссора, но девушка явно не торопилась заступаться  за кавалера, что заставляло  думать о правильном поступке.
- Пшел вон! – мужчина  наклонился и прошипел сквозь  зубы молодчику, и тот очень  хорошо его понял, Блэквуд даже  не боялся получить удар в спину, так как  подобные трусы могут только  бежать и бежать.  – Все  хорошо? -  мужчина  повернулся к  девушке и поторопился снять с себя  камзол, что бы  накинуть на  ее  плечи, ветерок явно был  не для  открытых плечей,- Он вас не обидел?

[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

+1

37

А дальше все было настолько неожиданно, что Микки сама не поняла, что же произошло. Только этот таинственный кавалер с прошлого танца вдруг появился как из воздуха. Наверное, он давно был неподалеку и Микаэлле было крайне неприятно, что он видел эту сцену. Однако к чести мужчины, он тут же пришел ей на помощь. Это было приятно, тем более, что пылкий воздыхатель уже всерьез ее пугал своими намерениями.

Девушка смотрела как недавний герой оробел под тяжестью давления мужчины, чья энергетика и сила заполнили все пространство вокруг. Злость вспыхнула в глазах юноши и Микки сделала вывод, что ее назойливый поклонник довольно юн. И как более молодой он теперь отступает поджав хвост, будто львенок, склонивший голову перед вожаком прайда. Изгнанный из стаи.

“Интересно, он здесь случайно или следил за нами с самого начала?” - подумала девушка, ловя себя на мысли, что этот мужчина все больше интригует ее. Ей хотелось узнать о нем больше, провести с ним больше времени. И загадка личности во многом способствовала этому.

-Нет… - нерешительно ответила она, когда незнакомец учтиво уточнил, не успел ли ее обидеть недавний спутник. - И это целиком Ваша заслуга, милорд. Спасибо! - Микаэлла благодарила искренне. Она склонилась в вежливом реверансе. - Простите, что Вам пришлось быть свидетелем такой сцены… - Микии только теперь ощутила прохладу. Разгоряченное после танцев тело понемногу отдавало тепло и зябкость рождественского вечера хорошо ощущалась в воздухе. Девушка взялась за лацканы пиджака, чтобы запахнуть его посильнее и случайно ее ладонь легла на руку мужчины, все еще придерживавшую камзол, чтобы тот не скатился со слишком миниатюрных плеч. Микки вспыхнула, лицо ее залилось краской и только маска спасла от еще большего стыда. Не хватало, чтобы этот спокойный, уверенный в себе мужчина заметил ее по-детски наивную реакцию. Микки поспешно отдернула руку.

-Спасибо еще раз, пробормотала она, опустив глаза в пол. Наверное, нужно было сказать что-то еще, но слова не шли на ум. И она просто стояла всего в нескольких сантиметрах от этого странного человека, будто в мгновение ока получившего над ней власть. Микаэлла никогда не ощущала подобного и теперь оставалось только гадать, что же с ней такое. Она подняла глаза и принялась молча разглядывать мужчину. Он тоже молчал и смотрел на нее. неотрывно, ловя глазами ее взгляд. Глаза его были странные: необычного оттенка и со странным ощущением глубочайшей пустоты. Как черная дыра, будто затягивающая, как самого обладателя, так и всех, кто имел несчастье с ним столкнуться. Микки не могла понять, отчего у нее возникли такие ощущения. Глупость, конечно. Этот восхитительный мужчина, с такими галантными манерами (он так и не опустился до грязного рассматривания ее прелестей!) имел оглушительный успех среди дам. Такой же как ее отец. Сильный, мужественный, уверенный в себе, воспитанный. Они могли бы даже быть ровесниками. Но под маской этого не угадаешь. Микки подумала, что хотела бы лучше получить его поцелуй, здесь на балконе. Чем поцелуй того юнца. Она вдруг вспомнила требовательные губы ее врага. напористые, жесткие, упрямые в своей жажде нести наказание. Интересно, как целует это мужчина? Жестко? Настойчиво? Жадно? Или мягко и нежно, что начинаешь чувствовать себя бесценным сокровищем? Она никогда не ощущала подобного при поцелуях. Впрочем, большим опытом она бы и не похвасталась. Подружки уже давно вовсю крутили попами перед парнями, обсуждая потом, кто кого и как. Микки это все было противно и непонятно. Она не собиралась ходить в девках всю жизнь, но раздвинуть ноги просто ради спортивного интереса или потому что время пришло? Это не для нее. Она хотела чего-то особенного, чтобы захватывало дух, сердце сжималось до размеров цента и вновь разрасталось с каждым ударом. Чтобы хотелось перестать дышать и поцелуи могли длиться вечно. Она хотела ощущать себя особенной, желанной по-настоящему, а не потому, что у кого-то юношеские гормоны сорвали крышу. Она хотела быть нужной как человек, а не как дырка с двумя ногами по краям. Однако сейчас мысли все равно возвращались к человеку напротив. Она не смотрела на его губы. Изучала только глаза. Но думала все равно о руках и губах. тайна, обволакивала его фигуру и манила еще больше. Микки сморгнула, пожурив себя за такие мысли. Отец был бы разочарован, узнай, что она мечтает о поцелуе со взрослым мужиком, годящимся ей в отцы. Но сердце ее гулко отбивало ритм, ударяясь о ребра. Странное ощущение…

Вновь заиграл вальс. С залы сюда долетала нежная мелодия, едва различимая, но такая манящая. Микки представила, как мужчина протягивает ей руку и молча приглашает еще на один танец. Прямо здесь, на маленьком пятачке балкона. Танец только для них. Она. Она. И музыка. Разе не настоящая история золушки?

+1

38

Оказывается он еще не растерял мужских качеств и заступится за женщину ему не составляет труда, сегодня он добрый, или просто настоящий. Его настоящие чувства и эмоции выбрались наружу, оголяя нервы и ощущения, давая телу впитывать происходящее и наслаждаться музыкой, танцами. И даже его взгляд на женщин сегодня гораздо мягче, что он не смог стоять в стороне и ждать развязки. Одно дело собственная месть, которая имеет почву и выносилась годами, другое дела мальчишеская глупость и похоть задрать девушку покрасивее, что бы потом похвастаться остальным. Правда маски скрывают лица, так что доказать тоже надо будет, что бы другие поверили, но Джеффри это мало волнует, достаточно того что мелкий сосунок сбежал и вряд ли вернется, так как придется объяснять всем за что он огреб от мужчины. А если Блэквуду не изменяет память, то здесь собрались сливки этого города, а значит никто не рискнет портить себе репутацию. И можно сказать инцидент исчерпан.
- Я рад, что все обошлось,- между ними не было напряжения, но мужчина почему то не мог оторвать взгляда от девушки. Она действительно смотрелась очень необычно в этом платье, и была похожа на девушку из сказки, название которой он сейчас не смог бы вспомнить, но это не важно, - Всегда к вашим услугам,- Блэквуд поклонился немного, как это было принято когда то, на его первом болу это было в порядке вещей, и сейчас вроде бы тоже ценилось, но почему то не всеми. Где то в сердце защемило от воспоминаний, словно все повторялось для него, но Джеффри тряхнул головой, скидывая наваждение и улыбнулся девушке, - Больше он Вас не побеспокоит,- мужчина сказал это уверенно, тем более пока Джеффри находится рядом с девушкой вряд ли кто сунет нос из обидчиков, если не захотят устроить дуэль. Такое тоже бывает на балах, разбитые физиономии тоже можно скрыть маской, а потом сказать что оступился.
На балконе повисла тишина, мужчина почувствовал теплое прикосновение пальцев девушки, когда придерживал свой камзол на ней. Приятное прикосновение, от которого по телу прошелся ток, может это просто очарование самого вечера, а может и не только его, так как он смотрел на девушку и не отрывался. Вполне возможно, что это жизнь вкрадывается в его душу, заставляя чувствовать, переживать. Он не прошел мимо несправедливости, но ведь это не заставит его отступить от мести. Месть будет завтра, а сегодня он живет и чувствует, чувствует насколько сильно у него самого учащается пульс, словно должно случится, что то необычное. Что?
Спрашивать об имени конечно глупость, поэтому Джеффри только открыл рот и закрыл его, вовремя вспомнив правила такого мероприятии, и сейчас он даже согласен с ними, так как ему кажется, что девушка бы сбежала уже давно, знай она кем он является. Дело в том, что все таки за несколько месяцев у него тоже появилась репутация, жесткого владельца магазинов, вспомнить хотя бы тот случай с мальчишкой, в прессу все таки просочилась информация. Блэквуд далеко не самый завидный холостяк города, не смотря на наличие денег, и цели у него далеко не благородные. А сейчас у него словно совесть проснулась, и пытается достучаться до его мозгов, но это всего лишь на один вечер.
Музыка оказалась спасением, иначе бы он стоял и смотрел на девушку, не зная что сказать и просто улыбаясь, правда это его не смущало, эта девушка не нервировала его, скорее наоборот привлекала все больше внимания. Другая на ее месте уже висела бы у него на шее, но она просто смущалась кажется, да еще и руку одернула, когда коснулась его руки. Как бы глупо это не звучало, но девушка нравилась Блэквуду все больше, умением танцевать, чувством ритма, скромностью и хрупкостью. А еще глаза, они ему тоже нравились, он просто не мог не заметить их, насколько они живые и яркие. Ему точно не хватает подобного, или он просто боится, что передумает мстить, когда захочет жить настоящим, а не прошлым.
Музыка. Она успокаивала, мужчина знал лучший способ, способный украсить этот балкон и очарование вечера, он молчаливо взял руку девушки в свою, второй обнимая за талию, придерживая на ней свой камзол и оттолкнулся с места, ведя в такт мелодии, почти интуитивно отсчитывая ритм, вместе с биением сердца. Все было и просто и необычно одновременно, его затягивало с головой, стоило только засмотреться в глаза девушки, и он начинал тонуть. Здесь им никто не мешал, так что  Джеффри  прижал  девушку сильнее к себе, чувствуя  как  ее  аромат пробирается  к  нему  под  кожу и вызывает  дрожь. Танцевал он сегодня с многими, но почему  то  именно  эта  девушка  была  притягательней  других, вызывала  внутри волнение, так  не свойственное  ему, что  Блэквуд сам не заметил как замедлил шаг и остановился, не выпустил  из  рук  девушку, а склонился к ее  лицу, почти касаясь  губ своим  дыханием. Разрешением стали прикрытые  глаза  незнакомки и он поцеловал, мягко скользнув  языком по губам, раздвинув  их, прежде чем смять сильнее.
[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

+1

39

Она не встречала такой галантности. Серьезно. папа иногда играл с ней в старые времена и в балы, и в принцесс. Но то папа. Других таких мужчин с манерами благородных лордов она не знала. И теперь это окончательно обезоруживало.

Мики едва заметно вздрогнула, когда ее мечта вдруг стала явью и рука мужчины легла на ее спину. Чуть выше талии. Все как и предусмотрено танцем. ничего лишнего. Тепло его рук прожигало сквозь перчатки и даже сквозь двойной слой ткани от платья и камзола. ей снова стало тепло, даже жарко. Из головы тут же выветрился недавний неприятный эпизод. И все потеряло смысл кроме этого танца. Музыка была такой тихой, такой едва различимой, что создавалась атмосфера интимности, таинственности. Как будто само их свидание было великой тайной. Как будто это специально так решено судьбой. Она не знала э\того мужчину. Он не знал ее. Они, наверняка, из разных миров. Она - юная богачка, ничего не добившаяся сама и все получающая от папы. Он - солидный мужчина, вставший на ноги сам. В этом Микки не сомневалась. Он походил на тех, кто добивался желаемого  самостоятельно. Шел к цели и не опирался на чужие подачки. таким ей хотелось ее представлять. Никто же не мешает воображать, когда перед тобой маска. Ты можешь придумать, что захочешь. И никогда не разочаруешься, потому что завтра всего этого не будет. Ты больше никогда не встретишь этого человека. сказка на один вечер. история длиной в пару танцев. И все.

Они все кружили в танце. И не нужно было большой залы, громкой музыки, простора для шикарных па и поворотом. Им хватало этого кусочка, чтобы чувствовать волшебство момента. Она знала, что ему тоже нравится. Видела по глазам. Или хотела видеть. Она же еще ребенок. Откуда ей знать, как искусно мужчина умеет притворяться… Но как же не хотелось, чтобы музыка заканчивалась. Он прижал ее к себе сильнее. И Микки подумала, что это самое приятное ощущение на свете. Она чувствовала сильные руки, перекаты мышц по предплечью, где лежала ее ладонь. Она смотрела в черную дыру его глаз и хотела быть втянутой в эту бездну. Микки подняла голову и вновь всматривалась в его глаза. Ей нравилось просто смотреть на него, как отблески света от уличных ламп в саду попадают на радужку. Но холод ее не принимал тепло огоньков, как будто нарочно отгораживаясь, отторгая все светлое. Этот мужчина был черным рыцарем. Не принцем на белом коне, не героем романа. Он был чем-то другим. Может, даже опасным. И Микки чувствовала это интуитивно. ну и что? Всего один вечер, чтобы побыть не собой и одновременно именно собой. Чтобы оказаться во власти удивительного чувства, о котором она столько слышала и которое испытала впервые. Если бы он ее поцеловал… Она бы наверное никогда не забыла этот поцелуй. никогда. Хотя нет. пусть лучше не целует. Ей будет неловко, когда он осознает, какой она ребенок, как неопытна и… как неловко целуется. Ей всего-то 16!

Но у мужчины были свои планы на этот счет. Он остановился и Микки ощутила укол горечи где-то в груди. “Нет, пожалуйста, еще хоть пару минут...”, - мысленно просила она, все еще вглядываясь в глаза незнакомца. А его лицо все приближалось. И Микки, наконец, смекнула, что это значит. Она сначала широко распахнула глаза, когда свет догадки озарила их огоньком восторга. А потом прикрыла веки, скорее от смущения, чем по какой-то еще причине. Его губы коснулись ее губ мягко, будто прося разрешения. Но это было необычное чувство, далекое от того сопливого поцелуя, что перепал ей последний раз от назойливого давнего друга. Это было восхитительное чувство предвкушения и губы ее будто горели под кончиком скользившего по ним языка. Холодные губы и горячие дыхание. Микки задрожала. Это не зависело от нее. И от холода на улице. Это была другая дрожь. От удовольствия, предвкушения и волнения. Она боялась показаться неловкой, но приоткрыла губы навстречу ставшего более настойчивым поцелуя. Едва его язык прорвался в тепло ее рта, мужчина прижал ее крепче. Так, словно хотел вдавить ее в себя. Или боялся, что она пойдет на попятную. Микки бы это и в голову не пришло. Она не заметила, как руки ее скользнули вверх по изгибу его рук и сомкнулись на шее, притягивая мужчину сильнее, заставляя нагнуться чуть ниже (он был высок для нее). Ей казалось, что воздуха уже больше нет. И легкие ее вот вот загорятся. Но он так жадно впивался в ее губы, так настойчиво скользил руками по спине, что она не могла найти в себе силы отстраниться. Она боялась, что очарование момента пропадет. И больше не повторится. Его ладони уже добрались до шеи, скользнули вверх, туда, где начинали расти волосы, запутались в прическе. Его поцелуй был наступлением, но таким нежным, что Микки хотелось сдаться на милость захватчика. Она робко ответила на ласку, скользнув кончиком языка по языку в ее рту. Реакция мужчины была необычной, неожиданной - Микки ощутила, что пальцы его окончательно запутались в локонах и завязках ее маски. Мужчина потянул ее немного назад, ловя губами воздух, давая им небольшую передышку. Она знала, что это не конец. Как вдруг… маска поползла с ее лица и повисла на тонких пальцах целовавшего ее мужчины. Микки ахнула и в панике закрыла лицо руками. Но момент был упущен. Незнакомец теперь видел ее лицо… Узнал ли он ее? Знал ли он ее? Этого она не могла знать. Оставалось ждать. Не отрывая рук от лица, Микки испуганно смотрела сквозь пальцы на человека, скрывавшегося под маской.

+1

40

Губы девушки затягивали, возможно если бы мужчина не получил ответа, то все закончилось бы почти сразу, несколько прикосновений губ и томных вздохов. Но Джеффри ощутил как ее язык робко касается в ответ и это словно сорвало некий барьер, вдохнуло в него эмоции, который он старался обуздать. Девушка явно младше него самого, но то что она у него вызывала не было похоже на покровительство, это было нечто большее, она умудрилась зацепить его изнутри. Это было опасно для него самого, но сейчас он тонул в этом ворохе эмоций и переживаний, словно добрался до источника жизни, который может дать второй шанс. Может быть именно это он чувствовал, и остановится был не в силах, даже иссякающий воздух в легких не заставил его прекратить, оторваться от губ девушки. Пока внутри не начало все гореть от нехватки кислорода, пока уже все не начало сжиматься, требуя взять передышку, он не мог отпустить ее губы, не мог насытиться ими. Если бы не его камзол, то руки бы ласкали ее спину, чувствуя даже через перчатки каждый ее изгиб, и это осознание убивало реальность, Джеффри отключался от настоящего, не желая покидать эту сказку, исследуя руками ее тело. Жаль, что руки в перчатках, это притупляет ощущения, которых он сейчас хочет. Мешают, но снять их не так сложно, придерживая при этом девушку, овладев полностью ее вниманием, чувствуя, как она тоже растворяется в происходящем.
Блэквуд внезапно ощутил себя мальчишкой, который целуется на выпускном с девушкой, прячась от посторонних глаз, и это добавило азарта, сбивая его дыхание и подстегивая касаться девушку руками. Руки исследовали спину, поднимаясь выше, добираясь до затылка, касаясь наконец то оголенной части кожи и зарываясь в волосы. Это сложно было передать, почти невозможные ощущения, о которых он давно забыл, и которые рвались наружу, требуя реализации и свободы. Пальцы чувствовали касание ее волос, мужчина пропускал локоны сквозь пальцы и не мог остановится, запутываясь в них все больше, чувствуя как пытается ухватит их провести по всей длине. Возможно, в этот момент он захватил завязки от маски и дернул их, совсем не замечая, слишком увлеченный губами девушки, увлеченный и забывающий дышать. Блэквуд еще не оторвался от губ незнакомки, когда маска поползла по ее лицу, вслед за тем, как его пальцы наслаждались ее волосами. Минутный перерыв, что бы самому открыть глаза, перевести дух и увидеть ее без маски.
Черт! Все его ощущения разом замерли, биение сердца прекратилось и повисла тишина, всего лишь несколько секунд, но этого достаточно, что бы увидеть лицо девушки и узнать ее. Кто бы мог подумать, что так тесен бал! Она прикрывает лицо, но уже поздно, маска сорвана, тайна раскрыта с ее стороны, и сейчас от него ждут действий, или девушка готовится сбежать. Микаэла Лэрд, за этой маски незнакомки, хрупкой девушки скрывалась несносная девчонка, до которой он пытался добраться все это время, и кто бы мог подумать, как все обернется.
Черт! Внутри мужчины все еще клокотали эмоции, сердце начало биться в том же ритме, словно все так и должно было быть. Он смотрел на Микаэлу и не отводил взгляда, словно все еще пытался сообразить, что это не игра воображения, и не шутка собственного подсознания. Это действительно была она, и перед глазами сразу всплыла картинка с катка, когда девчонка демонстративно вытирала губы после его поцелуя, словно это было противно.
Черт! Внутри шла настоящая борьба, первым желанием было просто развернутся и уйти, но что то его останавливало, наверное, именно то непонятно чувство, которое возникло между ними в танце. Да и лучше момента уже не будет, в следующий раз она просто от него сбежит, хотя и сейчас может попытаться это сделать, ей мешают только руки мужчины, который так и держит ее около себя.
Черт! Он сильнее  обхватил  девушку одной рукой, давая понять, что сейчас  он ее не отпустит. Пальцами второй  руки Джеффри  коснулся  руки  девушки, заставляя  ее подвинуть, что бы  он мог увидеть ее губы, которые  заставляют дышать надрывами, заставляют чувствовать  жажду, и к которым  его тянет. И хочется плюнуть на месть, но она прочно сидит внутри и точит сердце,  напоминая  о боли, которую ему причинили.  Пальцы  переключаются  на  губы, трогая  их, обводя  медленно, пока  он склоняется  к ним, задерживая  дыхание, и уж точно можно понять что он собирается сделать.
Черт! Еще  один поцелуй, с дрожью в  его теле, поддевая  пальцами ее подбородок, приподнимая  лицо к  его губам. Мягкие, сладкие губы, и  это отличается  от их  первого поцелуя  на катке. Сейчас  она  ему кажется  другой, именно поэтому он тянется  к  ней,  затягивая  в  игру  языка, лаская  ее  губы своими, давая понять, что  обижать  он ее не собирается.
- Если  хочешь,-  шепот сорвался  с его  губ, едва слышно между  прикосновениями,- Можешь снять маску, -  мужчина  чуть  прихватил  губы  девушки и  дополнил сказанное, - С меня, сама ….,-  но выжидать он не будет, скорее  будет наслаждаться  ее вкусом, столько сколько  получится,  наклоняясь  к девушке  ниже, что бы  она могла  дотянутся  до  завязок, и если сейчас  они  не поубивают  друг  друга взглядами, то есть  шанс  на  исполнение его мести без  жертв.

[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

+1

41

Ей хотелось сбежать. Смущение, испытанное перед поцелуем не шло ни в какое сравнение с нынешними чувствами. Одно дело, когда ты прячешься за маской. Ты просто таинственная незнакомка, лица которой никто никогда не увидит. Но совсем другое, когда ты - конкретная личность. И теперь, без маски Микаэлла ощущала себя голой, выставленной на всеобщее обозрение. Ситуация усугублялась еще и тем, что сам мужчина оставался окутан тайной. Она бы, непременно сбежала. Но маска ее оставалась висеть на его руке, а уйти в зал без нее - невозможно. Да и как тут уйдешь, когда мужская рука продолжает крепко удерживать ее рядом.
Благодаря этой близости, Микки сразу ощутила, как тело спутника остолбенело, едва он увидел ее лицо. Это могло означать только одно - он знал ее. Знал, кто она, сколько ей лет. И это знание вряд ли ему понравилось. Микки боялась пошевелиться, замерла, как алебастровая статуя в саду под балконом. И только большие карие глаза, почти не моргая смотрели в лицо человека напротив. С испугом и немым вопросом.

Она видела боковым зрением, как его ладонь, уже без перчатки, легла на ее запястье, отводя руку от лица. Было ли это признаком принятия решения? Было ли ему все равно, что он увидел? Она сама уже не чувствовала очарования недавнего момента и недавний трепет в теле сменился дрожью страха и нервозности. Но мужчина опять поймал ее взгляд. Его палец скользил по ее губам и они вздрагивали. Микки не могла это контролировать. Тело дрожало вместе с каждым движением губ. А он все обрисовывал их контур. Мучительно медленно. Это странное чувство: одновременно жарко и холодно, щекотно и невообразимо приятно. Наверное, нужно было вырваться и убежать. Потому что он не попытался уравнять их положение и снять маску. Кто знает, что за личность скрывается под черным бархатом? Но Микки чувствовала себя загипнотизированной под этим пристальным взглядом. Она не смела пошевелиться.

Его лицо замерло совсем близко от ее лица. Как тогда, в самый первый раз. Однако теперь он не ждал разрешения, будто сам с собой уже решил этот вопрос. И поцелуй его стал жестче, настойчивей, жарче. С другой стороны она не ощущала от него угрозы. Хотя, должна бы, наверное. Его рука все так же крепко лежала на ее спине, поддерживая, вжимая в твердую мужскую грудь ее тонкий корсаж, открывавший мягкие изгибы молодого тела. Ничего лишнего. Но когда рядом так близко тело мужчины, который исследует твои губы, подобно вольному мореплавателю… Это уже совсем другое дело. И она не может ему не ответить. Вновь пробует скользнуть по его языку своим, ощущая его жар и шершавость. Пользуясь его же тактикой захватывает губами его губы, скользит по ним кончиком языка, как он недавно путешествовал по ее собственным пальцами. И эта игра полностью увлекает. Она не ощущает, что уже давно перешла черту. Теперь она без маски. Она больше не безликая принцесса, а Микаэлла Лэрд и вести себя надо подобающе. Но сейчас она просто не может об этом думать. Ни о чем, кроме жара его поцелуев. Даже забывает про его маску, пока хриплый, низкий голос не начинает шептать ей прямо в губы, что она может снять ее. Разгадать эту тайну.

Микки медлит. Такая ли уж это хорошая идея? Может, лучше не знать? Пусть остается как есть и этот вечер навсегда будет самым волшебным за все ее 16 лет? Может в этом и прелесть их встречи. И пусть даже он сам теперь знает ее лицо - стоит ли рушить тайну. Вдруг, с падением маски и эта притягательность тоже исчезнет? Но руки сами собой уже скользят по его спине. Останавливаются на теплой шее, не закрываемой теперь воротом камзола, ворошат короткие волосы, проходясь по ним против роста, оставляя ветру ласкать разгоряченную недавним прикосновением шею. И вот ее пальцы уже ощущают завязки маски. Ей нужно только потянуть за атласную ленточку и больше никаких тайн.
А вдруг это не та правда, которую она хочет знать? Вдруг под маской лучший друг ее отца? Или - еще хуже - враг? Что тогда? Микки колебалась, играя пальцами с змеевидными хвостами ленты. А мужчину, будто это уже не заботило. Он был слишком занят ее губами. Его рука уже вновь добралась до шеи и теперь немного шершавая подушечка большого пальца чертила узоры на холодной коже. Микки пыталась унять дрожь в теле, сосредоточиться, принять решение. Но думать в такой ситуации оказалось слишком трудно. Ей было так страшно. Будто что-то удерживало ее от предстоящего шага. Но любопытство взяло верх. Микки слегка отстранилась, прервав поцелуй, скользнула второй ладонью по щеке мужчины, медленно, плавно. Давая себе шанс передумать, одуматься, оставить все как есть. И вот уже ее ладонь лежит сбоку на маске. Она смотрит в глаза незнакомца, но его взгляд будто даже подначивает ее. Странное ощущение… Зачем ему это? Не в силах больше сомневаться, Микки дергает за край ленты и узел легко поддается ее просьбе. Теперь маску держит только ее ладонь, лежащая поверх. Микки замирает в нерешительности, а потом все-таки убирает кусочек бархата с лица человека. И тут же роняет его, прикрыв рот рукой. В глазах ее застыл ужас, удивление, обида. Она ощутила себя так, будто кто-то отвесил пощечину. Щеки горели и хотелось провалиться сквозь землю. Почему?! Почему это происходит с ней?! Последний человек, которого бы она хотела видеть здесь с собой. Он определенно следит за ней. Как ему удалось? Никто кроме отца не знал ее здесь, не мог узнать в этом наряде. Она и сама-то себя с трудом в зеркале узнала… Тогда почему? Мысли ее путались. Микки попыталась вырваться, но рука Блэевуда все еще лежала на ее спине, придерживая. Нужно уйти. Молча. Повернуться и уйти. А он просто смотрел на нее, как будто изучал реакцию подопытной крысы. Микки стало так обидно, что она хотела расплакаться. Все это, значит, фарс? Этот танец? Это покровительство? Этот поцелуй? А ведь он был таким ярким, таким необыкновенным? Как такое могло быть? И зачем он позволил снять с него маску? Чтобы снова поставить ее на место? Унизить еще сильнее.

Почему? - вдруг спросила Микки, голос ее звучал тихо  почти шепотом. Ни привычных криков. Ни истерики. Она выглядела несчастной и поставленной в тупик. - Почему это оказались Вы? - спросила она, так, будто еще можно было что-то изменить и сделать вид, что напротив совсем другой человек. Ее не оставляла мысль, что все это специально. Продуманная до мелочей афера. Отчего же тогда так щемит где-то внутри? Она чувствует себя преданной. Не зная ничего о незнакомце она доверилась ему. А теперь… теперь он оказался худшим из известных ей людей. И это было настоящее предательство. Она даже перестала вырываться. Просто смотрела на него. С удивительным осуждением. Как Мадонна бы смотрела на святотатца, разбившего ее статую. - Вам нравится меня обижать? - она сама не знала, зачем произнесла эту фразу. Слова сорвались с губ сами. Нужно было просто уйти и не вести с ним никаких бесед. Но она имела право знать. Этот поцелуй. Этот удивительный момент между ними, когда она почти поверила в сказку. Хотя бы ради того, чтобы сохранить об этом моменте приятные воспоминания, она должна узнать, почему он так с ней поступает.

+1

42

Момент истины приближался все ближе, сам мужчина его ждал с замиранием дыхание, как бы внешнее спокойствие не сохранялось, впрочем это даже и не получалось. Губы Микаэлы в этот раз были другими, поцелуй отличался от поцелуя на катке, но и от предыдущего он тоже отличался. Блэквуд не знал, радоваться или огорчаться такому совпадению, ведь если внутри что то дрогнуло, то он не сможет довести месть до конца. А он поклялся на могиле сестры в этом, и должен выполнить. Клятва крови очень сильна, он не сможет спокойно жить, но теперь он не может спокойно смотреть и на девчонку, зная насколько открытой и беззащитной может быть она. Вся ее бравада куда то улетучилась на этом балу, она все больше становится похожа на девушку, а не на взбалмошную и испорченную девицу высшего общества.
Все путается у него внутри, словно прошлое сталкивается с настоящим, пытаясь перебороть его собственные эмоции, перекрыть то, что он испытывал пока танцевал с Микаэлой. Именно с ней в танце он отдыхал, и чувствовал понимание, они оба видимо это чувствовали, без лишних слов, только взгляды и движения. Это редкость, и как видимо всегда должно быть неожиданным. Неожиданным человеком, кто бы мог подумать, что они столкнутся и здесь, значит ее отец тоже здесь где то, среди гостей, и возможно его жена тоже. Жена Лэрда, любовница Блэквуда. А он стоит на балконе и целует дочь своего врага, и это его заводит, это ему нравится, ему нравятся ее губы и ее хрупкость, то какая она сейчас и здесь. Это только игра? Или это действительность, то что скрывается за маской наглости и хамства девчонки?
Мгновения тянулись очень медленно, складывалось ощущение, что девушка все таки не решится сорвать с него маску, даже не смотря что пальцы уже в его волосах. Она словно оттягивала этот момент. Словно интуиция ей подсказывала что то, собираясь оградить от такого сюрприза, но мужчине была интересна реакция, как в этот раз она оценит их поцелуй. У него самого вылетело из головы, какое чувство он испытывал когда целовал незнакомку в маске, буквально несколько минут назад, как упивался ее губами, хотя это одни и те же губы, и вкус тот же, но личные мотивы резко все поменяли. Разве что он соврет, если скажет, что ему не понравилось, и что ему хочется продолжить этот поцелуй дальше, хочется скользнуть губами по ее скуле и перейти на шею. И он забывает , что ей всего лишь шестнадцать лет, она зацепила его, сама того не подозревая, и он тоже не подозревает этого, списывая на обыкновенное желание.
Блэквуд с трудом оторвался от гуд девушки, и то потому что она отступила от него, видимо она решилась, ее рука придерживала маску у виска, и все сейчас висело на волоске. Осталось только ждать, пути назад уже нет, всего лишь один жест и они окажутся лицом к лицу, он даже себе уже представил ее возмущенное восклицание и недовольство. А еще лучше пощечину у себя на лице, которая будет оставлена ее рукой, все может быть, и стук сердца отсчитывает секунды до момента Икс. Мужчина смотрит в глаза девушки, стараясь не отводить в сторону, даже если маска упадет, рухнет к его ногам, ему нечего стыдиться ведь, впрочем, как и ей, все случилось самой, никто специально друг друга не искал. Ведь так? У него еще есть возможность ее остановить, но Джеффри этого не делает, не перехватывает маску, не удерживает ее, а улыбается, слегка облизывая губы, которые еще держат ее вкус, и это заставляет дрожать. Эта мелкая девчонка заставила его почувствовать вкус жизни, эмоции, которые совсем не похожи на чувства мести.
Всего лишь секунда и выражение лица у девочки меняется. Он явно не герой из ее романа, и не похож на принца на белом коне. Она разочарована? Шокирована? Удивлена? Испугана? Наверное последнее, так мужчина думает в повисшем молчании, сейчас даже его улыбка может быть понята неправильно. Он и правда мог не открываться и воспользоваться этим моментом, что бы целовать Микаэлу и дальше, она ведь была не против, и отвечала ему, им нравилось обоим, здесь уже врать незачем. Но кто из них признается в этом первый? Впрочем, Джеффри хочет дождаться реакции девушки, что она скажет, или все таки сбежит.
Почему? Хороший вопрос, он сам бы задал его, если бы знал, кого спросить, почему имена она сегодня привлекла его внимание. Почему именно с ней ему нравилось танцевать, и почему именно ее губы так притягивают его? И что самое интересное он не узнал ее, даже когда целовал, в тот очаровательный момент она не была похожа на заносчивую девчонку, и это сыграло свою роль, иначе бы он даже не подошел к ней.
- Я бы спросил тоже самое,- Джеффри не отрываясь смотрел на нее, все еще не отпуская от себя, но и сильно не удерживая уже, до конца не веря, что это действительно дочь Лэрда, и она еще не вырывается из его рук,- Но вряд ли Вы сможете ответить, - он поддержал ее манеру разговора на «Вы»,- Я не виноват, что остальные все время пытались оттоптать мне ноги, или уронить,- мужчина даже попытался пошутить, хоть это и было неуместно. Оправдывать в принципе было не за что, разве что за маску, которую он предложил снять, что бы прояснить ситуацию. – У Вас был выбор не снимать с меня маску,- Блэквуд напомнил об этом, - Я лишь хотел, что бы все было честно,- мужчина улыбнулся и наклонился к уху девочки,- Если бы я хотел обидеть, я бы ушел, как только упала Ваша маска,- произнес он шепотом, затаив дыхание, прикрывая глаза, его цеплял ее запах, и тело реагировало гораздо ярче. – Предлагаю  перемирие на  этот вечер,- лучший выход  из ситуации,- Вы подарите  мне еще  один танец? – он спрашивал  разрешения, хоть и держал ее в своих  руках.

[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

0

43

Она смотрела перед собой, пытаясь дождаться, когда картинка изменится, когда галлюцинации исчезнут, и перед ней окажется кто-то другой. Но все оставалось как есть. Микки думала, как же она сразу его не узнала. Его голос, его манера держать себя. Впрочем, его манеры теперь были совсем иными. Он вел себя сдержанно, галантно. И æто было странно. Может, это тоже маска, надетая на один вечер в высшем свете? Но зачем? Под масками все обычно ведут себя хуже, чем обычно. И точно не наоборот. И этот факт ставил Микки в тупик. Как и улыбка, игравшая на губах Блэквуда. Черный лес. Как ему шла фамилия. Может, это псевдоним? Человек – лес. Черный, дремучий. Человек-потемки. Что ей было теперь делать? Отрицать то, насколько приятно ей было с ним этим вечером, как очарована она была его поведением, как она хотела его поцелуев? Глупо. Она и сама бы не поверила в это. Но это она. А Блэквуд? Зрелый мужчина, которому так легко подделать страсть, так просто обмануть юную, неопытную девушку, создав для нее искусственную сказку. Иллюзию желаемости. Значит ли эта ухмылка, что он добился желаемого? Или что? Он дразнит ее? Удовлетворен замешательством и явной обидой? Надо ли говорить, что каждая из этих   догадок была ей неприятна.

Микки смотрела, как ее враг облизывает губы и сама повторила его жест. Чисто инстинктивно. Она еще помнила жаркую страсть недавнего поцелуя и даже теперь, ей не было противно вспоминать его. И тело ее все так же дрожало при мыслях о произошедшем между ними. Почему? Ведь она ненавидела этого мужчину. С первой встречи. Отчего? Она и сама не знала. До недоразумения в салоне одежды он не успел сделать ей ничего плохого. Просто у нее было плохое настроение? То есть ненавидела она его просто так? На пустом месте? Если подумать, до ее нападок он вел себя вежливо. Не приветливо, но и не грубо. А когда приключилась история с платьем – так вообще даже лично поехал в участок, принес свои извинения, вел себя вполне достойно. Хоть она и рисовалась как фурия. Вот и сегодня он защитил ее от этого ухажера. Хотя мог остаться стороне и упиваться ее унижением. Куда большим, чем поцелуй по собственной воле. И, кстати, после катка они не виделись. Он не искал встречи, не надоедал. Может, и правда все это ей казалось? Надуманность, с замашками центра вселенной. Но стоит ли ему верить? От него веяло опасностью. С другой стороны, ей вспомнилось ощущение, когда она смотрела в его глаза во время танца. Глаза, полные пустоты, затягивающие в бездну все живое.
Он не ответил ни на один из ее вопросов. Много сказал – но ничего не прояснил. Как тогда в магазине и на катке. Будто манера речи вернулась к нему со снятой маской. Но доля правды была в его словах. Если его поцелуй не был игрой и подделкой, он тоже мог оказаться в одной с ней ловушке – шутка судьбы. Сделать вид, что между ними ничего не было? Разойтись и больше никогда не встречаться? Отчего же тогда их кто-то будто подсовывает друг другу? Она вспомнила об их первом поцелуе на катке. И о своей выходке. Тогда ей не понравилось. Да и он не делал вид, что увлечен. И второй поцелуй в раздевалке, кажется, его совсем не тронул. Хотя ей тогда впервые пришла мысль о романе с мужчиной постарше… Но в этот раз… Его губы были другими, его тело было другим. Даже его дыхание призывало ее поверить. Она даже пытался пошутить! Неуместно и некстати, но пытался сгладить обстановку. Зачем, если его целью было только задеть ее? Да и кто она такая, чтобы он ставил такие цели? Не стоит слишком себя переоценивать. Всего лишь девчонка с богатым папочкой.
И он был прав. Она сама сняла маску. Никто не заставлял и не настаивал. Просто предоставил право выбора. Но выбирала то она сама. Так что в этом его винить точно нельзя. Она могла сохранить интригу. А он мог не позволить снять маску. Или просто уйти, когда увидел ее лицо. Он не сделал ни того, ни другого. Означало ли это, что она ошиблась с самого начала? С самой первой встречи? Означало ли это, что вот он второй шанс? Он склоняется к ней, а она не может отстраниться, потому что его дыхание все так же притягательно, как и до момента истины. И его шепот будто змейка скользит по ее коже, оставляя после себя мурашки. И она вновь ощущает дрожь, думая, что вот он поцелует ее снова. Но он выпрямляется, предлагая перемирие, скрепленное танцем. Микки смотрит на Блэквуда молча, размышляя. Согласиться или нет? Перемирие на один вечер. Стоит ли игра свеч?
Она все еще оставалась в его объятиях. Еще более хрупкая и беззащитная, чем когда-либо. Сомнения терзали ее душу. Права ли она была в своей ненависти? Права ли она будет приняв это предложение? Ей хотелось принять его. После всех этих стычек, после всего неприятного, что они сказали друг другу. Ей хотелось вновь вернуться в недавнюю сказку. Хотя бы на сегодня. Пусть это будет ее рождественским волшебством. А завтра будет новый день и она еще успеет расплатиться за свои ошибки. Микки кусает губы в задумчивости, и сама не замечает, как в размышлениях рисует пальцем круги на обхватившем ее предплечии. Мягко, едва касаясь его, выводя витиеватые узоры. Она не думает об этом жесте, даже не замечает его и уж точно не воспринимает как флирт, игру или ласку. Она слишком погружена в раздумья, слишком старается не прогадать. А потом вспоминает, что лучше попробовать и ошибиться, чем всю жизнь потом жалеть об упущенном шансе. Ей слишком хорошо было сегодня вечером, чтобы все разрушилось вот так. А перемирие может еще спасти ситуацию. Почему бы и нет?  Если завтра она пожалеет о своем решении, то всегда можно будет напомнить, что состояние не войны закончилось еще вчера.
Будем считать его скреплением нашего перемирия. На этот вечер, - подчеркнула она вежливо, слегка склонив голову. Она даже улыбнулась. Впервые по-настоящему в его присутствии. Оказывается, улыбка у нее очень теплая и открытая, как у ребенка. – А для старика, бегающего за молодой кровью, Вы очень неплохо танцуете. И спина не мешает, - вдруг выдала она все с той же улыбкой, припоминая, с чего начался их первый конфликт. – Пожалуй, я погорячилась с оценкой Вашего возраста тогда, - призналась она вдруг, решив, что перемирие обязывает прояснить обстановку. И не вести себя как последняя стерва, которой она, кстати, никогда и не была на самом деле. Они уже начали свой первый круг, когда она прервала молчание вновь спросив, - Милорд ? – Микки и сама не знала, почему выбрала это обращение. Может потому, что называть его по имени не хотела, а по фамилии звучало слишком враждебно, - Вы обещаете, что этот вечер закончится на этом балконе? – Что она имела ввиду? Была ли это просьба забыть о произошедшем между ними? Или напоминание, что утром их снова ждет война? Или что они больше никогда не встретятся? Стоило только догадываться, потому что Микки больше ничего не уточнила. Она попыталась забыть, что танцует с врагом. И оставить только ощущения. Летящие, приятные, завораживающие.

+1

44

Девочка явно расстроена тем, кого увидела, может она ожидала увидеть кого то из звезд, или знакомых, но явно не Блэквуда. Впрочем, для него это тоже было сюрпризом, но он старше и поэтому может это пропустить через себя и пережить, а может быть потому что мужчинам проще. А может потому что, это немного вписывалось в его планы, лучше поворота нельзя было придумать, и в плюс игра первый поцелуй, но у него были и минусы, так как мужчина сам не мог без дрожи вспомнить его. Такой нежный и трепетный поцелуй, в котором каждый из них мог быть собой, так как были под масками, раскрепощены обстановкой и временем, просто делали то, что хотели. Лично Джеффри понял, что нужно быть аккуратнее с девушкой, или это выйдет для него самого боком и ошибкой, но это все было где то внутри, так как мужчина чувствовал себя немного победителем, этот раунд он все таки выиграл.
Перемирие не даст им поубивать дуг друга на этом балу, а значит они не привлекут к себе внимание, и день закончится хорошо, тем более Джеффри немного расстроился, что отдых придется прервать, ведь он прекрасно будет знать, что девушка на него злиться или того хуже считает, что он все это подстроил. А может рассказать своему отцу о его присутствии здесь, а этой огласки Блэквуд не хочет, как и встречаться с ее отцом. Не виделись столько лет, и еще бы столько не видеться. Старая дружба была похоронена вместе с сестрой и клятвой мести, так что он может просто не сдержаться, и задушить этого негодяя, и загреметь в тюрьму, так как фамилия Лэрдов неприкасаемая, с ними нужно рассчитывать каждый шаг. И запастись терпением, что бы дождаться удобного случая.
В принципе они оба же ничего не теряли в этот вечер, тем более для танцев они совпали идеально. Как бы это не звучало странно, но лучше у него партнерши сегодня было, а до конца было еще много времени, и если ему заручится компанией Микаэлы, то уже никто его дергать не будет потанцевать. И ведь это хорошая идея, и не нужно будет покидать бал раньше времени, все таки он благотворительный, вдруг будет что то интересное еще. Обещали сюрприз.
И промолчать она просто не смогла. Мужчина хмыкнул ан ее высказывание. Видимо на его присутствие она реагировала более эмоционально и отрицательно, но следом девушка пояснила свои слова. И это можно было считать комплиментом, ему только что понизили возраст, значит уже не считает таким старым для ухаживаний, или повлияли их поцелуи, или просто перемирие? Но что бы это ни было - девушка улыбнулась, и при этом ей не хотелось его придушить. Уже не плохо.
- Тогда для начала, одна маленькая деталь,- Блэквуд наклонился, что бы поднять свою маску и подал ее Микаэле,- Все таки это бал, не нужно нарушать его правила, - ее маска была на его пальцах, и как только его лицо было скрыто от посторонних, Джеффри завязал маску девушке, то что они знают друг друга, остальным знать не обязательно,- Прошу,- хотя в принципе можно сказать, что он так и не выпускал ее из рук, а его камзол до сих пор обогревал тело Микаэлы, и не должен был упасть в танце. Музыка доносилась на балкон едва слышно, но этого было достаточно что бы танцевать, танец скрепляющий перемирие был не плох, правда мужчина не мог сейчас сразу разобрать что это было, но это и не принципиально ведь.
- Миледи,- обращение к нему в такой манере вызвало улыбку и он просто не мог ответить иначе, прислушиваясь к словам девушки, - Мы просто не можем пропустить самое интересное,- ответил он на ее вопрос, в уме обдумывая, как он сможет ей предложить быть рядом до конца бала, все таки это не так просто как кажется с самого начала, и учитывая их взаимоотношения. Вдруг девушка хочет просто разбежаться после танца, а он бы не против получить еще пару поцелуев от нее, и заодно тех живых эмоций, которые она в нем вызывает. – Вы же составите мне компанию и дальше? – Блэквуд вдохнул ее аромат, и ладонь на спине девушки словно стала шире, стараясь показать ей, что ему нравиться, когда она рядом, так близко к нему,- Когда мы вернемся в зал? – мужчина сделал  очередной  шаг под  музыку, возвращая круг к  дверям  балкона, невольно замечая, что  оттуда  за ними следят.

[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

0

45

Ну вот! Она это сказала, но все еще не уверена, правильно ли поступила, и зачем согласилась. Теперь, когда Блэквуд довольно улыбнулся, она ощущала некий подвох. Почему? С чего бы? Он ведь ее тоже открыто недолюбливал. Что же изменилось? Не в поцелуе же дело. Вряд ли у него недостаток в таких вопросах.

Однако она взяла маску Джэффри и аккуратно затянула узелок на его затылке. Отчего-то, Микки старалась не касаться его в этот момент, даже не зацепить ни волоска. Оттого ли, что теперь знала, кто перед ней и страсть погасла? Или наоборот потому, что не хотела вновь ощутить себя во власти странного чувства, будто покоряющего ее волю, заставляющего пренебречь разумностью поступков и забыть обо всем?

Это глупо, учитывая, что она находится в его руках. В его власти. В нескольких сантиметрах от его обтянутой белоснежной рубашкой груди. Белый цвет был ему к лицу. Он выглядел мужественно даже и теперь, когда она все еще видела в нем недавнего врага. И даже мирный договор не мог стереть яркой вспышки первой встречи. не самой приятной. Как бы все обернулось, встреться они с самого начала при иных обстоятельствах? Например, на этом балу?

Микки ощутила, мягкое движение руки под ее лопаткой - знак к началу танца. Она не сопротивлялась и не упрямилась. танец этот был их трубкой мира. И она послушно следовала за своим партнером, как и положено, отдавая ему пальму первенства. Мужчина ушел от ответа и Микаэлла нахмурилась. Стоило ли расценивать это как намек на продолжение бала после бала? Она не была уверена, что это хорошая идея. Он - взрослый, солидный мужчина. И в обычной жизни у них как-то не клеится спокойный диалог. Верный признак того - что сегодня должно остаться только одним днем волшебства. Впрочем, это было ложью самой себе. Она была запутана и заинтригована. Кто-то только что смешал все карты на игровом столе и Микки уже не знала, на чьей стороне она играет и у кого лучшая партия в этом круге.

Составит ли она ему компанию? Странный вопрос. Они пришли сюда не вместе. Получается, Блэквуд был без пары. Или так легко отказался от нее в пользу новому увлечению?Но у нее-то есть уже кавалер. пусть даже это и отец. Но Лэрд всегда строго следит за дочерью и едва ли позволит провести весь вечер с незнакомым мужчиной. Одно дело танцевать, беззаботной стрекозой порхая от одного кавалера к другому. И совсем другое выказывать расположение к конкретной персоне. Девушка решила, что вполне вправе ответить под стать своему спутнику:

-Пусть вечер рассудит, Милорд, - тихо ответила она. - Сегодня все представлено лишь воле случая. - Случай свел их в зале. Случай уединил их на балконе. По игре случая они это они и обнаружили друг друга под масками. Так пускай и дальше судьба правит балом. Ей все так же нравилось танцевать с ним. Он вел куда приятнее большинства ее партнеров. Одновременно уверенно и мягко. Легко, непринужденно, не считая про себя 1-2-3. Ничто не может быть хуже, чем читать в глазах партнера не восхищение тобой, а счет тактов. Микки такие бездушные партии ненавидела. Танец - это коротенький роман в одну композицию. Это диалог глазами. Это разговор между нотами. Молчаливый и загадочный. Самый двусмысленный и самый ясный в мире.

Однако мужчина отчего-то жаждал вернуться в зал. Что-то больно кольнуло внутри. Она ему уже наскучила. Конечно, она же больше не таинственная принцесса в бежевом платье. Она известная ему личность. Но тут Микки вспомнила, что мужчина просил ее общества весь вечер. Значит, причина возвращения не в желании отделаться от нее? Конечно, ее отсутствие заметят. А слишком долгое будет неверно истолковано и погубит ее репутацию. Блэквуд прав. Лучше вернуться в залу.

-Будет лучше, если я верну Вам камзол, - предложила Микки. Она не желала показаться наспех прикрытой широким мужским плечом. Незачем привлекать к себе лишние взоры. Блэквуд, как не странно тут же кивнул и они вернулись в залу прямо так, в танце. так что многие бы решили, будто они и вовсе не отлучались, а вместе со всеми полировали паркет своими подошвами. Очень ловкий ход! Играли последние ноты, когда к ним подошел отец Микаэллы.

-Дорогая. Я снова тебя потерял в толпе, - сообщил он с улыбкой, за которой уже скрывалось волнение. Лэрд посмотрел на спутника дочери. Ему показалось, что в момент прошлой потери она танцевала с этим же мужчиной. Политик попытался угадать личность этого человека, но что-то ускользало от него. Лэрд протянул руку, - Вы уступите мне МОЮ даму? - уточнил он вежливо, но по голосу читалось, что это не вопрос. Микки молчала, не торопясь решать проблемы мужчин за них. Вот как раз тот момент, когда вечер и рассудит. Вряд ли Джэффри станет спорить с ее спутником на людях. Он же не знает даже, что это ее отец. Для Блэквуда это просто мужчина. Один из многих в этой зале. И ей, откровенно говоря, было интересно его поведение. Она не могла решить сама, потому что пришла с отцом. Он был ее кавалером на вечер. И роме того, нарваться на его суровый погляд она тоже не хотела. папочка обожал свою принцессу, но частенько бывал строг в вопросах поведения. Особенно, когда дело касалось мужчин.

+1

46

Неожиданный поворот, Джеффри совсем не ожидал появления еще одного кавалера, который может потребовать вернуть ему ЕГО даму. Как оказалось девушка не одна на этом балу, но вглядываться в маску мужчина не стал. Бдэквуд не очень хотел обнаружить на месте кавалера своего заклятого врага/бывшего друга, иначе для него был будет испорчен окончательно. Кажется, судьба злодейка решила повеселиться на славу. И к тому в его сторону уже поглядывают другие дамы, которым он обещал танцы, и исполнять своего обещания не хочет, слишком очевиден выбор, все таки Микаэла лучше в танце чем остальные, да и губы ее чувствуются иначе, хочет целовать и целовать. Он снова думает об их поцелуях и облизывает губы, это получается само собой, но решать что то нужно, отдавать новоявленному кавалеру девушку или попытаться заявить свои права.
Молчать было некрасиво, но Блэквуд еще не придумал, что ответить, ведь нельзя просто сказать, что не вернет девчонку, и потом Микаэла сама молчит, значит она знает своего кавалера, и это еще больше напрягает мужчину. Когда нужно Судьба не может сдать ему козырь, а когда он в этом не нуждается то сплошные тузы в партии. Подобное ему не нравиться, но пересдать уже невозможно, придется выигрывать с тем что есть.
- Мне был обещан еще один танец,- это было почти правда, танец их перемирия не закончился, и если бы не этот кавалер, то Джеффри продолжил бы его уже в зале, среди основной массы народа. Впрочем он бы мог и уйти уже с бала, если на то пошло, но что то его удерживало, тяга к живым эмоциям и людям? Нужно было что делать, стоять и смотреть на девушку с ее кавалером было бы подозрительно, но кажется у Судьбы очередная пересдача карт, и музыка в зале смолкла, появились ведущие с микрофонами, прося очистить центр зала.
- Дамы и господа,- голоса полетели по воздуху, слегка нервируя уши эхом,- Какой же благотворительный бал, без благотворительности, поэтому слушайте внимательно, и не говорите потом что вас не предупреждали,- ведущие прохаживались по центру зала,- Сегодня у нас будет проведен аукцион «На вес золота»,- по залу прокатился шепот, мужчины улыбались, они в любом случае будут в выигрыше,- Дамы вы же не против помочь сиротам в такой праздник,- предложил ведущий,- Поэтому сделаем проще, выбирать будут мужчины участниц аукциона, а я потом оглашу правила. Мужчины согласны? – мужские голоса гаркнули почти разом, и как маскарад стал очень шумным, что Блэквуду некогда было ответить кавалеру Микаэлы.
Оживленно стало в зале, женская половина переглядывалась, не до конца понимая видимо процесс выбора, и некоторым он явно не понравился, так как им туда ни за что не попасть. Но сегодня маскарад и чем черт не шутит, ведь все остаются неузнанными, может и повезет кому то.
- Готовы? – ведущий приготовился, - Тогда  начинаем. Первое условие, что бы выдвинуть кандидатуру  дамы для участия в аукционе нужно заплатить,- почти справедливо,- Кто первый? -  руки конечно  потянулись вверх, но самый  ушлый  ступил к  центру  зала, выуживая  из карманов  наличность.
- Сколько? – поинтересовался мужчина.
- А во сколько вы  оцениваете кандидатку? – вопрос с подвохом, зато некоторым стало весело, так что все переключились на происходящее, забыв о разговоре. Ответом на  этот вопрос стала вся  пачка  рухнувшая на поднос проходящей  мимо  девушки,  шуршащей  юбками,- Ого не мало, принимается, кто участница?
- Она!-  мужчина  показал в сторону  барышник в красном платье, и великолепным  бюстом, по губам той  скользнула победная  улыбка, словно она только что выиграла конкурс красоты.
- Принято!- ведущие смахнул  деньги в предполагаемый  банк и приготовился  загребать следующую ставку,- Кто еще? Мы только начинаем, рождественские подарки  любят все  дети.
- Ставлю,- к центру вышел следующий, победно бросая взгляд в сторону Блэквуда, или лучше сказать именно на Микаэлу, пачка  банкнот опустилась на поднос, и все в  ожидании замерли,  ожидая  на кого укажет  он, кто  его  избранница,- Ну что принцесса,  - парень подошел  чуть  ближе к  девушке,- Ты участвуешь,- он  наклонился и поцеловал ее руку, а Джеффри  скрипел  зубами в  этот момент, так как хотел стереть ухмылку с физиономии сорняка.
-Принято, - огласил ведущий,- Леди, прошу Вас проследовать к нашей сцене,-  там как раз  для участниц выставили несколько стульев, - Ну  же, продолжаем набор на аукцион, идеальная возможность выиграть  «нужный» лот,- что то не очень  эта  затея уже нравилась Блэквуду, особенно  шакалья  ухмылка  того  идиота, который только что  заплатил  за Микаэлу.

[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

+1

47

Ощутимое физически напряжение повисло над этими тремя людьми. Микаэлла переводила взгляд с одного на другого. Она достаточно хорошо знала отца, чтобы быть уверенной - он не долго станет терпеть такое поведение ее партнера. Лэрд не любил, когда ему выказывали превосходство. Он привык быть лучшим. Он заслужил это право. Он был лучшим. Микаэлла знала это. Восхищалась им, но сейчас безумно хотелось посмотреть, что же будет дальше. Блэквуд желал провести этот вечер подле нее, значит ли это, что он сейчас вступит в спор с отцом. С кавалером, с которым она явилась на бал? Лицо под маской оставалось непроницаемо. Большую часть скрывал бархат, а по глазам разобрать эмоции не удалось. У этого мужчины вообще крайне невыразительные глаза. В них не читается ничего, кроме холодной бездны. И все-таки он тоже посмел заявить свои на нее права. В рамках приличий, конечно, но решился! Микки едва сдержала улыбку. Этот факт не должен ее радовать, но приятно отчего-то. Значит, и правда ее общество настолько ему интересно? Как так могло получиться? Или это все еще продолжение какой-то странной, замысловатой игры? 

Отец плотно сжал губы. Он не желал уступать и явно полагал, что дочь и так довольно времени пробыла в чужих руках. (Надо ли говорить, как ревностно он относился к этому факту). С другой стороны, этикет требовал отступить. если танец обещан - здесь ничего не поделаешь. Можно заметить, что тебе он тоже обещан, но тогда этим ставишь в неловкое положение даму, которая легкомысленно раскидывается обещаниями налево-направо. Чернить репутацию дочери Лэрд не хотел. Кроме того, в глубине души он гордился ее популярностью. его принцесса блистала. И здесь она была звездой не из-за статуса отца. Публика, самая притязательная в штате, признала ее звездой. И это очень льстило Лэрду. сколько времени, сил, денег было вложено в ее воспитание. Уроки хороших манер, иностранные язык (Микки знала целых три), танцы, верховая езда, лучшие репетиторы в городе. Все падало к ногам девочки с рождения. Она обречена быть королевой этого мира. Лэрд мечтал сделать ее таковой, прочил ей великое будущее и уже смаковал плоды своих трудов сегодня, глядя на популярность дочери. Это всегда очень греет родительское сердце. Однако, происходящее дальше его не порадовало. Заставило нахмуриться еще сильнее. Он знал, к чему все идет. Знал, потому что был в числе организаторов бала. И теперь больше всего не желал, чтобы дочь оказалась на помосте. Он не собирался на нее ставить, как на кобылу на скачках, но что-то подсказывало, что при таком-то успехе желающих будет море.

И правда - долго ждать не пришлось. Какой-то смельчак бодро взлетел к сборщику и внес щедрый вклад в общий фонд, указав на кандидатку. Микии. Лэрд грозно выдохнул и постарался максимально запомнить этого типа. Уж он воспользуется всеми рычагами, чтобы уничтожить этого выскочку. Чертов прохиндей! Да как он вообще посмел?! Только условия и анонимность заставили его остаться на месте, а не рвануть вслед за Микаэллой, хватая ее за руку. Но ведущий весьма настойчиво предложил его дочери помощь в восхождении. Микки не была в восторге, судя по всему. Лэрду оставалось только сжать кулаки. теперь придется раскошелиться. Он уже ощущал неизбежность расстаться сегодня с большим количеством денег. Иного выбора теперь нет.

Микки вздрогнула, когда ее недавний нахальный ухажер пошел к ведущему. сальная улыбка на успевшем опротиветь лице не сулила добра и девушка сжалась в предвкушении беды. Ее пальцы невольно сомкнулись на предплечьи Блэквуда, где рука ее покоилась после танца, прерванного отцом. Сама не зная почему, она искала поддержки у стоявшего рядом мужчины. У него, а не у отца. Ну родственные связи все равно было нельзя являть миру.

Глаза девушки вспыхнули огнем, не сулившим добра, когда кивок пришелся в ее сторону. И вот деньги с шелестом опустились на уже лежавшую  стопку и молодой мужчина направился в ее сторону, остановился прямо напротив и насильно взял ее руку, целуя. Слишком долго для обычного выражения вежливого признания ее красоты. Микки захотелось одернуть руку, но она должна соблюдать приличия. И терпеть. Как же противно! Так еще и этот тошнотворный голос. До мурашек. Ей все еще было не по себе от этого типа и его присутствия. Так что она была рада, когда тот все-таки отошел под напором двух очень грозных взглядов уже стоявших подле нее мужчин.

Микаэлла не собиралась идти на сцену. Что за глупость! Просто бред. Она не племенная кобыла на продажу и не породистая сучка, чтобы за ее участие платили. Это унизительно! Хотя другие дамы так, очевидно, не считали, ликуя, оказавшись выбранными. Микаэлла сморщила нос, но ведущий настаивал и даже лично спустился за ней, протянув руку. Все глаза в зале смотрели на нее и пришлось идти. Как рабыня на подпольном рынке в самом деле. Она давно так мерзко себя не ощущала. Даже будучи любительницей благотворительности, такую идею девушка считала самой идиотской. А взносы все сыпались на поднос для пожертвований. Банк обещал быть внушительным. Микки смотрела попеременно то на отца, то на Блэквуда, ожидая защиты и понимая, что тут никто ей не спаситель. Против правил вряд ли кто пойдет. тем более пока ничего незаконного не происходит. И она единственная, отчего-то, не получает удовольствия от происходящего.

Они так выбирают даму вечера или что? Дальше будет кульминация, ведущий обещал. Но девушке что-то не хотелось вдаваться в подробности. На вес золота. Что же это могло значить… Пять претенденток…. Десять. Пятнадцать. Ничего себе! Микаэлла посмотрела на банк, теперь заполненный на треть. Как много денег мужчины готовы выложить за женщин, даже не зная еще, что именно покупают. Это, по мнению Микки, тоже было глупо. Ну что ж. Теперь, видимо, самое интересное. Микки бросила очередной взгляд на Блэквуда. Понял ли он ее немую просьбу? Понял ли отец? Она просто хочет, чтобы ее забрали с этого постамента. Как на табуретке в семейный ужин стихи рассказывать. Но ей-то уже не пять лет! Ведущий хлопнул в ладоши, выждав длинную паузу после последнего вопроса, нет ли больше кандидаток. Кандидаток не было. Или мужчины решили припасти деньги на продолжение бала. Повисло ожидание. Зал затих, в предвкушении и волнении. Кандидатки, отобранные народным голосованием переглядывались, оценивая шансы конкуренток. И только Микки смотрела прямо перед собой. На стоявших рядом мужчин… Что ей было делать?

+1

48

Почему то Блэквуду не понравилось происходящее. Хотя он бы понаблюдал за происходящим с улыбкой, вот что бы это все вылилось. Но как только это недоносок выбрал Микаэлу все желание улетучилось, трудно сказать сразу по какой причине, но Джеффри был против участия девушки. Девушка, которую ему нравиться целовать, не может участвовать в сомнительном мероприятии, даже если оно и благотворительное. Вот только поспорить сейчас не с кем, есть правила проведения подобных мероприятий и ему придется ждать дальнейших действий ведущего.
Кавалер девушки тоже не в восторге такого поворота событий, они не планировали оказаться без дамы, причем возразить не могут оба. Блэквуд по глазам видит, что его противнику неймется вытащить девушку оттуда, но он только сжимает кулаки и видимо стискивает зубы, так как скулы напрягаются и этого не скроет никакая маска, разве что шлем от мотоцикла.
Кажется, в этом раунде у низ одни и те же мысли, вытащить девушку с этого помоста аукциона, вот только неизвестно какие паны на девушку у противника. Правда Блэквуд решил что потом с эти разберется, сейчас его взбесил поддонок, который решил отыграться таким способом на девушке за проваленный поцелуй на балконе. Надо было ему тогда ноги переломать, или шею, вот пусть только выйдет покурить и разговор будет коротким, но поступка уже не изменить и остается только ждать, когда начнется представление.
Ведущий успокоился лишь когда было выбрано достаточно девушек, а денежные взносы кажется перекрыли все ожидающие прогнозы, а это была только первая часть аукциона, и ведущий загадочно улыбался, растягивая момент и вгоняя всех в ожидание. Блэквуда это ожидание заставляло нервничать, а заодно он поглядывал в сторону того мальчишки, который рискнул перейти ему дорогу, перейти дорогу двоим, так как складывается впечатление что кавалер Микаэлы тоже точит зуб и готовится к мести.
- Готовы к продолжению? – ведущий запрыгал как настоящий шоумен, превращая маскарадный бал в балаган, видимо устроители чего то недопоняли, не доглядели и вообще не знали, во что ввязались, - Тогда объявляю второй этап нашего аукциона « На вес золота», - его довольное лицо буквально светилось, словно он только что сорвал куш, Джеффри готов был стереть эту улыбку с его лица, внутри все буквально клокотало от злости, - Теперь мужчины готовьте ваши бумажники, кредитки и банковские счеты, и мы узнаем сколько стоит дама вашего сердца, сколько вы готовы отдать, что бы она не досталась другому, а точнее сказать,- ведущий взял паузу, что бы у каждого в сердце прошла барабанная дробь,- Не поцеловала другого или поцеловала только Вас,- по залу прокатились разные голоса, не все были довольны, но уже ничего сделать нельзя было.
- Твою мать! – прошипел Джеффри себе под нос, такой вариант ему совсем не понравился, и он был против что бы Микаэла целовалась еще с кем то, вот когда он насладиться местью, вот тогда она может. Или тут было замешано что то еще, о чем он даже не догадывается сам, этот вечер стал слишком живым для него, эмоции били через край, переполняя его. Можно было через маску заметить, как вспыхнули его глаза, Блэквуд смотрел на девушку, следил за каждым ее движением.
- Все готовы? – ведущий был доволен собой, ему предстояло самое интересное,- Теперь у каждой дамы будет свой номер,- его помощницы прошлись и прицепили девушкам номерки, и только тогда ведущий заговорил дальше,- А теперь у меня есть барабан, с помощью которого будет выбираться девушка для аукциона. Начнем?! - вроде бы и вопрос, а вроде и он уже сам подталкивает себя к старту, запуская  барабан с цифрами,- Кому повезет Господа?- рука ведущего шарила между  шариками, выбирая  лучший, и все  ждали пока  ведущий  не вытащил шар наружу,-  Девять! – он развернулся к  девушка и  блондинка  завизжала, ее  реакция  была  неадекватной, но мужчины  оживились, ее  бюст был  очень основательной  причиной  для  того что бы выкладывать за  нее деньги.
Блэквуд фыркнул, если бы  не было Микаэлы здесь, то он возможно поразвлекся с кем  ни будь, но сейчас все его внимание было приковано к  ней, и выглядела  она на фоне  других  иначе, притягивая  его взгляд, и мужчина  твердо решил  заполучить ее сегодня, еще  один ее поцелуй даже если придется  за  это заплатить,  деньги не имеют  значения. И у него будет  два соперника, к этому  он готов, вопрос в  финансовых  резервах и это  щекочет нервы, вызывая  адреналин внутри, кровь начинает кипеть.

[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

+1

49

Микки наблюдала за ведущим, который сейчас вызывал в ней только одно желание - убить. Она была уверена, что если б не придурок-ухажер, она бы тут не оказалась. По лицу отца и Блэквуда было видно, что они тоже азартом не пылают. И славно. Хоть у кого-то в этом стаде идиотов есть мозги. Только толку, если она стоит тут как Барби на витрине. Все пялятся и едва не облизываются в открытую. Она не могла понять, как на приличном, по идее, мероприятии дошло до такого? Что за глупость и дикость? Каким образом отец об этом не узнал. Завтра он, конечно, открутит головы организаторам и надолго отправит их в аутсайдеры бизнеса. Но это только завтра. А сегодня-то ей что делать?

Микаэлла сглотнула ком, когда услышала новые правила. Она с удивлением и явным презрением окинула взглядом ту даму с номером 9. Чего так орать-то? было бы чему радоваться. Как шлюху продадут тому, кто больше заплатит. Ладно бы танец. Но поцелуй? Да вы охренели тут все! - хотела заорать Микки, но правила приличия сдерживали даже отца. Значит и ей положено помалкивать. Она бросила отчаянный взгляд на Лэрда. Тот стоял, сжав кулаки до того сильно, что костяшки пальцев побледнели и казалось кожа вот-вот полопается. Еще бы. При отце выставить дочь на продажу! Впрочем, что-то подсказывало Микаэлле, что даже Лэрд остановить происходящее не в силах. Неизвестно почему, но если бы он мог - не стоял бы вот так, едва не ломая зубы в бессильной ярости. Жевалки на его скулах ходили ходуном. Микаэлла бы никогда не рискнула сунуться к папе, когда он так зол. К счастью, сейчас она была не виновата.

Между тем за даму с пышными формами уже торговались и она щедро рассылала воздушные поцелуи каждому из предложивших ставку. Микаэлла не скрывала своего презрения и поморщилась в отвращении. Пусть они тут хоть оргии устраивают. Она в этом не участвует. Она не станет целовать кого-попало. Разве что в лоб перед смертью. Она не шлюха. И не собирается зарабатывать собственным телом даже ради благих целей. Нет. Нет и снова нет. Пусть торгуются сколько влезет, но она обеспечит победителю такой поцелуй - что все зубы осыпятся на пол к ногам.

А даму между тем уже продали за тысячу евро. Подумать только! Тысячу! Точно все мужики охренели. Ясно, конечно, что все они тут не бедные. Но тысячу евро к чертям? Лучше б куда в нужное дело пустили…

И вот уже победитель гордо идет за своей наградой. Микаэлла до последнего не верила, что они это сделают. Она еще надеялась, что все это шутка - розыгрыш- чья-то дурь. Но нет. Сделка свершилась. Мужчина наклонился, по свойски приобнял даму и взял купленное. Толпа шумела. Кто-то подбадривал, кто-то негодовал. Микки подумала, что ее сейчас вырвет. Прямо на ведущего. Она на это  не подписывалась. И не собирается в эти игры играть! Нет!

Паника застыла в ее глазах, когда унизительное представление закончилось и рука ведущего потянулась за следующим шаром.

“Только не я”, - мысленно взмолилась Микаэлла, разве что не сложив руки в присущем молитве жесте. Она уже  прокляла минуту, когда вошла в этот зал. И была бы готова повернуть время вспять. Только такого варианта наука еще не изобрела. Девушка впилась взглядом в отца. “Пожалуйста, папочка! ты же не дашь им меня так унизить? Ты же не позволишь меня продать как белую рабыню арабскому шейху? Папочка…. ” - в детстве она всегда спасалась на руках у отца, если было страшно, что подкроватные монстры придут во сне. Или если мучили кошмары, или когда кто-то обидел. Вот и теперь она ждала от него помощи. Любой. Самой сумасшедшей. Лишь бы не участвовать в этом фарсе.

Ведущий назвал цифру. А Микки даже не сразу осознала, какое число услышала. Она опустила глаза. 3. Нет. У нее 7. Девушка выдохнула, но ее страх накатил с новой силой, когда и эти позорные торги завершились успешной сделкой. Казалось, она единственная недовольная из дам. “В этом зале все шлюхи или что?” так и хотелось ей спросить. Но она молчала. Снова закусив губу в ожидании приговора. 7. Микки вздрогнула, как ошпаренная, готовая к позорному бегству. Но отчего-то осталась на месте. Ей было плевать, сколько за нее предложат. Никакого азарта. Никакого интереса. Лишь мысли о побеге. И желание провалиться сквозь землю. Она посмотрела на отца. Вид у нее был, как у напуганного ребенка. Она отчаянно нуждалась в защите. В твердом плече. Вспомнив о недавнем своем спасителе, девушка перевела взгляд на Блэквуда. Он же спас ее уже сегодня. Может и сейчас спасет? Просто подойдет и заберет ее? Нагло, наплевав на все устои? А что? Ему, кажется, нет особого дела до условностей. Но он стоял без движения и смотрел на нее без всяких эмоций на лице.

Микки поймала его взгляд, но не нашла в нем ничего обнадеживающего. И вот уже первая ставка, которая отвлекла ее.

Сто - сказал кто-то.

Пятьсот,
- довольно блеснули глаза выдвинувшего ее мужчины. Сволочь. Мерзкая склизкая сволочь. Рад, что сразу отбил случайных конкурентов.

Пять тысяч, - холодно произнес знакомый голос. Мики резко повернулась. Отец стоял, сложив руки на груди. Он одной фразой дал понять, что торг окончен. Микки уже готова была с благодарностью кинуться ему на шею, как вдруг услышала “5100”.

Она чертыхнулась. Глаза ведущего горели. Он и не ожидал такого. видимо. А сучий сын оказался не бедным. очень не бедным. сколько же он готов выложить? Когда же он сдастся?

Пять с половиной - все так же холодно повторил отец, не шелохнувшись. Но голос его стал тверже и более угрожающ. Он не желал торговаться. Считая это унизительным. “Правильно, папочка. Просто давай покончим с этим и уйдем из этого дурдома. Пожалуйста”, - просила Микки, не веря, что у ухажера есть возможность потратить больше пяти тысяч на поцелуи. Но она была юна и не учла силы азарта. Многие в карты и то проигрывали целые состояния. А тут такой шанс. Поцелуй  на глазах у всех. Засунуть за пояс обидчика, отомстить. Так еще и девушку покорить.

Шесть, - не унимался настойчивый поклонник. Микки захотелось подойти и просто сломать ему челюсть. Но если бы так можно было решить дело - он уже бы лежал с отбитыми почками. Оставалось только стоять здесь, как на эшафоте и ждать, когда у идиота закончатся деньги.

Шесть пятьсот, - тут же ответил Лэрд т взгляд его, брошенный на соперника и ведущего не сулил ничего хорошего.

+1

50

Блэквуд кривился на происходящее, ему это не нравилось все больше и больше, а мужчины словно сорвались с цепи, но видимо на каждую девушку были свои претенденты, и этот недоносок точно ждал появления Микаэлы. Внутри Джеффри все негодовало, он злился что потащил девушку с балкона в зал, может быть тогда ее не заметили бы, но кавалер все равно начал бы искать ее. Ни одно, так другое.
Глядя на аукцион можно было бы понять, почему мужчины готовы выложить такие деньги за женщин, но вот как сами девушки на это смотрят хотелось бы знать, первая кажется была не против. Ее стоимость всего лишь тысяча евро, и ее это устроило, и она позволила выигравшему получить свою награду сразу. Неинтересно даже , это его личное мнение, и кстати сказать все происходящее только подтверждало мнение Блэквуда, у каждой женщины есть стоимость.  Сегодня многие из  дам ее и обретут, вот только как их потом будут расценивать мужчины, одно их спасает – маски!
Он пытался понять, нравится это все Микаэле  или нет, явного протеста  он не услышала, не считая  несколько  призывных взглядов в свою сторону, но мысли читать Блэквуд еще  не научился, и думал будет время, что бы понять ее сигналы.  По крайней мере второй девушкой на продажу  она не стала, ее кавалер рядом выдохнул с  облегчением, и тоже  ждал, возможно даже в уме пересчитывал  свои финансы, соображая во сколько  ему  обойдется его дама, и судя по  горящему взгляду  недоноска- во много, дороже, чем все  предполагают.  Женщины  любыми способами чистят  банковские счета  мужчин, даже  не прикасаясь к  ним руками, это великое  искусство.
Атмосфера в  зале  была  неоднозначной, те  дамы кто не попал на подиум стояли рядом и фыркали, им не нравилось отсутствие внимания, когда все  танцевали им хоть немного перепадало, а сейчас на них даже  никто не смотрел. Зависть! Если платят  не за  тебя, то девушка  шлюха, а если платят  тебе  то ты королева!  Мужчина фыркнул в сторону  дамочек и сложил  руки на  груди, продолжение  аукциона следовало дальше.  Следующий  лот ждал оглашения, и двое мужчин затаили дыхание, с  одной стороны Джеффри  хотелось, что бы все закончилось быстрее, но с  другой стороны  они понимали, что так приблизится  очередь Микаэлы.
И это сливки общества? Джеффри подозревал, что  действительно творится в  таких  кругах, при закрытых  дверях,  только красивые слова и призывы к совести для  обычных  граждан, а сами могут преступать закон. О чем думал кавалер Микаэлы, ведь девчонке  только  шестнадцать  лет ,а тут  уже  негодующие поклонники  желающие отомстить, и это не беря в расчет самого Блэквуда. Куда катиться  этот мир, если  имеющие  деньги и власть не соблюдают правил и законов. Его начинало тошнить  от всего  этого, но он теперь часть  этого общества, да и прозвучавшая  цифра  заставила его вздрогнуть, это была  семерка.
Твою мать! Семерка- цифра Микаэлы, Блэквуд стиснул  зубы, он не успел вздохнуть, как  начались торги.  Начало быть очень резвы, первая  ставка увеличилась в пять раз, сотня евро всего  лишь  мелочь, так как в  игру вступил кавалер Микаэлы, раскидывая  тысячами. Пять тысяч  очень  большая  сумма  за  поцелуй скромной  девушки, но видимо  интерес был весомый, раз  пошла такая  борьба, больше вклиниваться  никто  не решался.  Пятьсот, пять тысяч, шесть тысяч…
Явно никто из них не собирается  останавливаться , а Джеффри выжидал, кто первый отступится, так как  цены росли, и можно было посчитать, что у каждого претендента свои цели, и кто то знает  девушку в  лицо. Кто то кроме Блэквуда.
- Семь тысяч,-  выдал наглый паренек, выступая на  шаг вперед , давая  тем самым понять, что отступать  он не намерен , кто то еще попытался  втиснутся в  этот спор, но цена  на  девушку  только взлетела  до десяти тысяч, и Джеффри мог расслышать как  от злости сопит кавалер Микаэлы, ему явно достался  богатый соперник.  На какую сумму  они согласны подняться? Выложить из собственной прихоти баснословные  деньги? Для каждого  дело чести и размер кошелька. 
Пятнадцать тысяч словно с  барского плеча  готов  отстегнуть мальчишка, и совсем не боится  разориться, видимо  некоторые  были предупреждены и захватили с собой на  бал сейф.  Азарт поубавился  заметно, все только  переводили взгляды с  одного на  другого, видимо надоело  это уже  и хотелось перейти к следующей  девушке, пока весь банк не закончился  на  этой.  Когда планка  цены  начал  достигать  двадцать тысяч евро Блэквуд не выдержал, он  крутил на пальце свой  перстень, платиновый металл и  ограненный  темный  бриллиант, довольно редкое явление, и по каратам  он почти около  десяти, если  не больше, так что стоимость у  него  должна  быть  почти около полмиллиона тех же самых евро. Еще  одно жертвоприношение в копилку его мести, которое  должно сыграть свою  роль.
-  Идиоты,- пробурчал  Блэквуд, так что бы его слышали многие и двинулся в сторону  помоста,  видимо  все так устали ждать, что  это  действие  всех  заинтриговало. Снятый перстень  лег на  ладонь ведущего ,- Минимум  пол миллиона,-  усмехнулся мужчина  двигаясь  дальше, надвигаясь на девушку,  смотря ей в  глаза  не отрываясь, но  он бы  хотел сейчас видеть  глаза ее кавалера и как  тот кусает губы или еще  прибывает в  шоке. Джеффри не  долго  думая подхватил  Микаэлу на  руки и продолжил  движение  дальше к  дверям, пока  охрана  пребывала в  недоумении, а потом он разберется как убраться  отсюда.

[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

0

51

Микки только вздрагивала, слыша новую сумму. Приятного в этом ничего не было. Теперь она поняла, как ощущали себя рабыни на черном рынке, каково это стоять и ждать своей судьбы. Ей вроде бы ничего и не грозило, всего лишь поцелуй. Безобидная, по сути глупость. Но против воли это превращается в наказание. А за плату - ты становишься товаром. Микки это не нравилось. Она человек. У нее есть права, свои соображения и свои желания. Как могло случиться, что на серьезном мероприятии в высшем обществе вот так продают людей. Ведь под маской может оказаться чья-то жена, сестра дочь. Неужели этого никого не смущает? Неужели людям плевать на такие вещи? Впрочем, о чем она размышляет. Ее мать удосужилась скрывать свои выходки только из-за того, что не хочет лишиться выгодного положения. Потеряй отец карьеру из-за скандального поведения жены, и мамаша останется без кормушки. Только это ее и держит. Микки давно была достаточно взрослой, чтобы понимать такие вещи. Ей было жаль отца и она уже научилась презирать мать.

Теперь к себе она тоже чувствовала отвращение. Хотелось скрыться с этих уставившихся на нее глаз и срочно отправиться в душ, чтобы оттереть с себя всю эту грязь. Но она стоит и слушает, что за нее уже готовы заплатить 20 тысяч. Просто не слыханно! 20 тысяч за ее поцелуй. Наверное, стоило бы гордиться, но Микки было противно. Она уже не смотрела на своих возможных спасителей. Взгляд ее был устремлен куда-то поверх голов присутствовавших. Отец продолжал торг, а она просто хотела, чтобы все скорее закончилось. Она знала, что семья их богата. Но думать, что отец выкинет деньги вот так ни за что тоже было противно. Хоть ее вины в происходящем и не было, Микаэлла чувствовала себя отвратно.

Быстро растущие ставки оборвались как фальшивая нота, когда мужской голос назвал удивительную сумму. Полмиллиона. Пятьсот тысяч за ее поцелуй?! Это невозможно. На этот раз девушка узнала голос. Ошарашенный ведущий торгов смотрел на лежавшее в его руке кольцо, отец зло сверкал взглядом, пытаясь понять, кто этот безумный богач, заткнутый во второй раз воздыхатель кусал губы - такая ставка ему явно не по карману. Блэквуду оставалось лишь воспользоваться моментом. Он решительно надвигался на нее. Микаэлла смотрела в ставшие такими знакомыми за вечер глаза. Как так? Зачем он только что выкинул полмиллиона? Неужели ради того, чтобы получить ее поцелуй? Но у него уже был один, абсолютно бесплатный. Может, это был его способ ответить на призыв о помощи? Но спасение за полсотни? Это слишком даже для Блэквуда. Зачем ему это? Ну поцелует ее кто-то и что? Почему ее это должно волновать?

Микаэлла смотрела на своего таинственного спасителя, пытаясь найти ответы в его взгляде. Но там, как и прежде, была пустота. Вдруг, она ощутила, что ее подняли в воздух. Мгновение и она уже движется по залу, оказавшись в плотных объятиях мужчины. Он что вот так просто вынесет ее отсюда? Украдет на глазах у всех? Просто невозможно. Но вопреки всем доводам разума Блэквуд в несколько размашистых шагов преодолел расстояние до ближайшей двери. Люди расступались, ухмыляясь. По их мнению, мужчина сполна заплатил за это право. Микки стало еще противнее. Получалось все эти люди готовы были просто смотреть на торговлю людьми?! Господи, в каком мире она живет?!

Микаэлла оглянулась, желая знать, не спешит ли за ними отец. Из зала слышались шуточки, люди за ними вновь занимали места, смыкая круг - ведь впереди еще много кандидаток. Отец толкался среди толпы и увяз в ней как в болоте. Когда он достиг выхода - Блэквуд уже захлопывал дверь стоявших в ряд такси, ожидавших когда гости начнут расходиться. Так что долго ждать не пришлось. Машина рванула с места еще до того, как Лэрд достиг последней ступени, ведущей из холла.

Микки сидела на заднем сиденье нанятой машины. Блэквуд сидел рядом. За это время он не произнес ни слова. Сейчас он только смотрел на нее изучающе.

-Куда мы едем, - спросила Микаэлла, еще не зная, благодарить его или не стоит. Она так и не поняла причин поступка своего спасителя. -Почему Вы это сделали? - спросила она напрямик. Это было два самых важных на данный момент вопроса. Она хотела знать свою дальнейшую судьбу. Куда и зачем они едут. А еще чувствовала необходимость понять, с какой стати Блэквуд только что выкинул полмиллиона за спасение ненавистной особы. - Я хочу сказать.... Вы же меня терпеть не можете. Полмиллиона слишком большая сумма за врага, пусть даже с ним и заключено временное перемирие...- не стоило это все говорить, но она хотела понять.

Сбитая столку, взволнованная, растерянная, она теребила кончик перчатки на мизинце и была сейчас очаровательна в своей юности. Она казалась такой чистой, такой невинной и беззащитной...и даже не представляла, какое производит впечатление. Микаэлла смотрела на мужчину рядом. Без вызова, забыв недавние стычки. Что если она ошиблась? Человек, готовый заплатить полмиллиона за прекращение ее мучений, не может быть чудовищем. Верно?

+1

52

Собственный поступок казался мужчине сумасшедшим, впрочем это не самое странное качестве среди высших эшелонов власти, сегодня он вдоволь насмотрелся на происходящее в высшем свете. И это сюда он так мечтал попасть, от этого самому становилось тошно, и полмиллиона евро были хорошей платой, что бы можно было покинуть это мероприятие героем, но вот победителем он себя не ощущал. Если бы он хотел отомстить Лэрд, то достаточно было бы помочь парнишке обставить третьего игрока, дать денег этому сопляку, что бы он выиграл поцелуй девчонки, но все внутри мужчины бунтовало. Он был против. Возможно он получил укол совести, возможно где то внутри всплыли воспоминания о сестре, что она бы не хотела что бы он был замешан в подобном, а может быть все гораздо сложнее и Джеффри не мог допустить подобного с Микаэлой. Не мог допустить, так как мстить имеет право только он, или не мог допустить, потому что сам уже поцеловал ее, получил тот необычный первый поцелуй, от которого защемило внутри? Ему сложно сейчас ответить на поставленные вопросы, так как он не может даже быть честным сам с собой, он запутался. Сегодня он окунулся в мир собственных эмоций и страхов , снял с себя маску надменности и лицемерия, просто решил быть собой, и тут же получил сюрприз от Судьбы.
- Куда ни будь, подальше от туда,- выдохнул мужчина и откинулся назад, стягивая при этом с лица маску, так ему стало немного легче, да и вообще там он задыхался, во всем этом гадюшнике. Ведь никто не сможет остановить тех торгов, тем более большей части это нравиться, все развлекаются, и Блэквуд еще раз получил подтверждение, что все женщины-шлюхи. Кажется, только Микаэла была недовольна происходящим, и это явно бросалось в глаза, ее взгляд просто горел, злостью и яростью, чего он ни как не мог ожидать от дочери Лэрда. Блэквуд ожидал от нее наоборот другой реакции, и сейчас это опять не вязалось с образом избалованной девчонки, которая делает только по своим капризам все. Как это странно не выглядело, но если бы ей нравилось происходящее, он бы палец об палец не ударил, позволяя выиграть тому наглецу. В действительности, каким бы опустившимся и грубым не был Блэквуд, он все еще ценил в женщинах честность, порядочность и преданность. И черт возьми, тот невинный , первый поцелуй с незнакомкой перевернул его душу, словно выдернул иго из сна, показывая, что он может чувствовать, и может наслаждаться жизнью. И ко всему прочему ему нравилась незнакомка, или точнее сказать ему нравилась дочь его врага, которая странным образом сегодня сочетала в себе, все то что требовалось ему. Вашу мать!
- Ты хотела бы остаться там? – Джеффри прикрыл глаза, такси все ехало вперед и ехало, но Блэквуд знал или даже чувствовал, что девушке не хочется вернуться обратно, - С кавалером?- он усмехнулся, но продолжил,- Меня тошнит от этого общества, а все так хорошо начиналось, но видимо людям не свойственно меняться с годами,- все люди такие, не ему рассказывать это рассказывать девушке.
Ехали они вперед, но нужно было точно решить, иначе они просто будут кружить по городу, да и вряд ли Девушка так надеялась провести концовку вечера, лично Джеффри надеялся все таки урвать танец с ней, это словно его личный наркотик, когда не нужно притворятся, но и не нужно ничего говорить.
-В центр, Ледниковый Дворец «Кристалл»,-  озвучил он наконец то, это в  принципе единственное место, куда  он может попасть без вопросов,  хотя  за  деньги можно все, но там проще, - Не против? – Блэквуд повернул голову в сторону  девушки, именно там  они впервые столкнулись, почему  бы  не продолжить перемирие там,  он  может организовать и музыку, охранники носа  не сунут на каток,- Или отвезти  домой? – это проще всего, такси стоимостью в полмиллиона  для Золушки, звучит круто. Все равно  за  этот вечер  никто не переплюнет его сумму, а на  завтра  будут  ходить разговоры о сумасшедшем богаче, который не знает куда  девать деньги, и завтра их перемирии  закончиться, или даже  сегодня в  полночь,- Что скажешь? – он перешел на  «ты», но это звучало мягче обычно, он не пытался  ее задирать.

[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

0

53

Микки смотрела на сидевшуго рядом мужчину. Он небрежно откинул маску, будто желая избавится от любых следов этого вечера. Его движения, резкие и отрывистые полны раздражения. Следом за маской полетел и галстук-бабочка, дополнявший  костюм, тайну которого Микаэлла так и не разгадала...
Они ехали в такси. Это было похоже на бегство. Правда, за побег Блэквуд заплатил полмиллиона. Он ее наряд, ее время и даже все ее вещи и украшения... он купил ее. Эта мысль не давала Микки покоя. Пусть сидящий рядом мужчина не пытался накинуться на нее, не требовал возместить ущерб или оплатить долг... все равно этот факт тяготил Микки. Она не замечала красивого ночного пейзажа. В девять вечера зимой уже темно и украшенные цветными гирляндами деревья длполняют атмосферу праздника. Они ехали по богатому району с частными домами, шикарными вертепами, конкурировавшими друг с другом, а Микаэлла ничего из этогоне видела. Она не обратила внимания и на толстого таксиста, небритого эмигранта, похожего на главаря сицилийской мафии. Музыка, приглушенная и почти незаметная, мягко перетекала в салон. Селин Дион пела песню о сказке старой как мир. О красавице и чудовище. О том, как девушка с добрым сердцем сотворила невозможное и заносчивый, эгоистичный принц вдруг научился любить... Микки обожала эту историю с детства, хоть теперь и понимала, что в жизни все иначе.
Сейчас, одетая в костюм Бэлль она ощущала себя скорее Золушкой. Видный мужчина, мужественный, сильный, богатый заплатил за вечер с ней полмиллиона. Она не знала, как вести себя. С одной стороны, факт купли-продажи горчил, заставляя ощущать себя шлюхой. С другой- разве не сама  она просила у Блэквуда спасения, стоя там  на сцене.
Джэффри сидел, откинувшись на сиденье. Он не тянул к ней рук, не сверлил ее взглядом... он даже не смотрел на нее.Глаза его были закрыты и сейчас мужчина казался ужасно уставшим, как чернорабочий после суточной смены. Микки молчала, не желая быть навязчивой. Ей хотелось протянуть руку и коснуться его щеки. Стоило усилий напомнить себе, что они враги. И перемирие заключено всего на один вечер. Она не должна хотеть касаться его. Не должна желать вновь ощутить его прикосновения. Ей должно быть плевать - устал он или зол, огорчен или несчастен. И ей точно не должны посещать мысли о поцелуе. Но не смотреть на эти губы - слишком трудная задача. Как же хочется провести по ним, погладить щеку, кажущуюся зловеще-бледной в полумраке салона... Микки отворачивается, боясь не побороть своих странных желаний, мечтая отделаться от них. Она прислоняется лбом к стеклу и вновь возвращается к уризительному процессу торгов.

-Нет. Возвращаться я не хочу... - отец, наверное, с ума сходит. Он будет очень зол.Однако сейчас она не готова думать еще и об этом. Слишком много других мыслей роятся в голове. Вопросы без ответов, догадки... - Мне противно все это. Знай я, как все будет - не пошла бы ни за что, - зачем-то признается Микаэлла, не пытаясь съязвить в ответ на реплику спутника.  Домой ей тоже не хочется. Она чувствует себя потерянной и уставшей, но не желает покидать компании своего временного не врага. Это удивительно и пугающе. Потому что так не должно быть. Микки только кивает на предложение поехать в ледовый дворец. Не квартира и не гостиница. Значит, он все-таки не расценивает ее как шлюху, купленную из сумасбродства? Они едут молча. Микаэлла поворачивается, ожидая встретить взгляд холодных глаз, не знавших, казалось, теплоты, но Блэквуд так и сидит, откинувшись на сиденье. Глаза его прикрыты и Микаэлле безумно хочется узнать, о чем думает ее спутник. Слова о временах и нравах загадочны, но девушка уверена, что дополнительных пояснений непредусмотрено.
-Спасибо... - тихо произносит она, отчаянно желая накрыть рукой жилистую мужскую ладонь, лежащую так близко - на сидении между ними.
- И все-таки, почему Вы это сделали? - главный вопрос все-таки слетает с ее бледных, замерзших губ. Микки облизывает их, спасаясь от сухости морозного воздуха. Ей хочется знать, зачем ненавидящий ее человек заплатил полмиллиона за поездку с ней в такси. Это глупо. Это неслыханно. Это не поддается никакому объяснению. Однако Блэквуд не похож на денди, сыплющих миллионами из прихоти. И тем загадочнее его поступок. Тем сильнее гложет Микаэллу треклятое "почему".
Почему они едут в ледовый дворец? Что они станут там делать ночью? Не кататься же на коньках? Хотя было бы здорово. Весь лед только для них двоих. Нарядные, как вышедшие из другой эпохи, другого мира, они бы скользили по льду в своем бесконечном молчаливом вальсе.И пусть бы музыка смыла неприятную горечь вечера, осевщую осадком в душе.
-Полмиллиона. Я не стою этих денег. Никто не стоит, - уточнила Микки. -Даже в этом мире, где все можно купить... Друзей, любовь, славу... что угодно. Я не тот товар, который мог бы составить неплохую сделку.      Это деньги на ветер... - она мало знала о покупках такого рода, но догадывалась, что рабыню Блэквуд из нее не сделает. Не в этой стране. Не при ее родословной. Тогда какой прок в его приобретении. Что он оплатил так дорого? Ее свободу? Какое ему дело? Ее поцелуй? Он уже получил один бесплатно. Ее тело? Даже если так, какой прок в ласках женщины, если ты их купил? Купленная любовь? Что может быть омерзительнее? Да и вряд ли этот красивый мужчина испытывает недостаток в ласке и внимании. Тогда что? Что может она дать ему такого, чтобы оценить в полмиллиона? У нее нет ничего кроме богатого отца. Но Блэквуд непохож на похитителя и шантажиста.Получается, из ее родственных связей он не получит никакой выгоды. И все-таки решает выкинуть целое состояние щедрым, решительным жестом. Это не вяжется с образом, который она составила и с их отношениями до бала. Это никак не похоже на поступок холодного, резкого мужчины. Зрелого, надменного, жестокого. Как и поцелуй на катке не похож на поцелуй, случившийся между ними с полчаса назад.
Такси тормозит у места назначения, а ее попутчик так и не ответил на заданный вопрос. Даже не дал повода думать, что вообще слышит и замечает девушку рядом с собой. Микки ощущает себя в тупике. Глупой, ничего не понимающей в мужских поступках девчонкой. Она не торопится выходить из машины. Блэквуд расплачивается с таксистом, не спрашивая о стоимости поездки - протянутая купюра с лихвой бы покрыла и сутки катания по городу. Мужчина медленно выходит из машины, обходит ее и открывает дверь перед Микки, вежливо протягивая ей руку.Девушка вкладывает в ладонь свои пальцы, слегка замерзшие. Она вежливо прощается с водителем, желая ему счастлиаого Рождества, и послушно идет за Блэквудом. Он шагает  рншительно, как император по внутреннему двору своего замка. Микки ловит себя на восхищении его осанкой и манерой держаться. Будто он купил эту планету. Еще недавно ее это раздражало, а теперь восхищает? Что за глупость? Ветер нещадно лижет ее оголенные плечи и Микки дрожит  не в силах прятать озноб. Они, к счастью, быстро минуют несколько ступеней и оказываются в холле. Блэквуд все так же хранит молчание, но не выпускает ее руки из своей. Пальцы ее, согретые теплом ладони Джэффа, так уютно сплетены с его пальцами и это не кажется Микаэлле неправильным. Его присутствие должно пугать или вызывать привычную неприязнь, но ей спокойно. Она чувствует себя защищенной, хоть умом и понимает, что это глупо.
-Вы не хотите отвечать? - Микки решается напомнить о проигнорированном вопросе. Она бы промолчала, боясь нарушать тишину, но ей важно понять. Отчего-то очень важно. Она не хочет быть купленной. Может, его ответ изменит это ощущение? Вдруг этот вечер еще не безнадежно испорчен. До полуночи еще 3 часа. Три часа перемирия, которые можно провести приятно для них обоих. Например танцуя... или... Микки думает о поцелуе. Сердце ее замирает и она совсем не против получить еще один. Или подарить еще один Блэквуду. Но... она не желает продавать его. В этом мире, где все можно купить, она никогда не продавала своей дружбы, своей любви, своего тела и даже свои поцелуи. И не станет менять этого правила. Потому что тогда сама перестанет себя уважать. А что может быть важнее самоуважения? Кто ты, если даже сам себе становишься противен?

+1

54

Зачем он это сделал? Кто бы ответил ему на эти вопросы, он ведь и сам задает себе вопрос, откуда у него этот внезапный порыв благородства, или как еще можно назвать его поступок стоимостью в полмиллиона. Определенно он заткнул всех сегодня на балу своей выходкой, вспоминать будут долго, и гадать будут долго, пытаясь узнать его личность, и так же личность увезенной им девушки. Ее кавалер скорее всего сейчас волосы рвет у себя на голове от досады, или от беспокойства за нее. Блэквуд мог бы позвонить и сказать, что все в порядке с девушкой, сегодня ей с ним ничего не грозит, заключенное перемирие дает ему самому шанс передохнуть, и не пытаться ломать ее, и себя. Просто дышать ровно, просто встретить этот праздник хоть один раз по человечески, с улыбкой и без злости, не загадывая планов мести, даже не смотря на то что дочь Лэрдов сидит с ним рядом в машине и достаточно просто протянуть руку. Усмешка Судьбы, девушка сидит так близко, что он бы просто осуществить свой план мести, но Джеффри просто закрыл глаза и дышал, восстанавливая дыхание после бала, он пытался отбросить все что увидел, всю ту грязь, так что по сравнению с ними его поступки можно считать ангельскими, у него хотя бы есть причина для этого, а они с жиру бесятся.
Возвращаться девушка не захотела, и это конечно порадовало Блэквуда, но с другой стороны получается, что он в ней ошибался, она не настолько испорчена еще как ее родители. Есть шанс, что она может быть другой, но яблоня от яблони далеко не падает, это закон природы и общества, тем более у девушки вся жизнь впереди, и кто может сказать в кого она вырастет потом. Может будет хуже еще матери и отца, будущее сложно определить, но это не должно помешать ему мстить, но сегодня вечер перемирия, поэтому он дышит свободнее. Мужчина прекрасно расслышал вопрос Микаэлы, но не знал что ей ответить, он просто не мог сам сформулировать свои мысли. Может и правда она напомнила ему сестру, а может он просто хотел ей помочь. Сложно разобраться в собственной голове, там и так сумбур, и хочется свежего воздуха, хочется просто окунутся под свежий ветер и сбросить с себя все свои мысли. Что ответить? Просто промолчать? Молчать у него получается очень хорошо, и это на какое то время дает передышку, и ему самому тоже. Радует что таксист не вмешивается в разговор, просто делает свое дело, таких редко встретишь, ведь попадаются болтливые и любопытные, тем более здесь столько вопросов может быть из за их нарядов. Но в салоне царит тишина.
Девчонка права, никто не стоит таких денег, но если бы они могли вернуть ему сестру, то он не раздумывая бы их отдал, но деньги не могу этого сделать, никто не может. И только память продолжает жить в его сердце, и продолжает терзать его, напоминая каждый день, чего Лэрд лишил его, чего он лишил его сестры - жизни. Возможности жить дальше, возможности и желания. Сукин сын. А Блэквуд выложил полмиллиона за дочь врага и ведет себя как хороший мальчик- паинька, пальцем ее не трогает, он просто сам не знает чего хочет, жизнь внесла свои коррективы в его планы, внезапно открывая ему глаза. Но это не должно помешать его личным планам мести, иначе он предаст память сестры и собственную клятву крови. Перемирие дает передышку, дает ему эту минутную слабость взглянуть на девушку другими глазами, она напоминает ему ее мать в прошлом, они действительно похожи, и что то прослеживается в характере, но Джеффри не имел представления насколько она порочна была уже тогда. Ее свадьба с Лэрдом стала похоронным маршем для его чувств, она их просто растоптала, и вполне возможно она никогда и никого не любила, только себя. Будет ли Микаэла такой же? Есть ли это в ее характере? Ему об этом думать не хотелось, не хотелось думать сегодня, иначе он воспользуется правом за свои полмиллиона, которые выложил.
Наедине, вдвоем это странное ощущение от которого он не может теперь отделаться, стоило только предложить девушке руку, помочь выбраться из машины с ее юбками, и на него нахлынули те же эмоции, что были на балу. Странно, но волнительно для мужчины, и это его одновременно пугает, интригует и злит, он много лет не зависит от женщин, не зацикливается на них, лишь используя для удовлетворения похоти и прихоти, но сейчас все немного иначе. Блэквуд нервничает, но это только внутренне, внешне он старается сохранять спокойствие.
Внутри здания ему комфортнее, мужчина тянет девушку за собой, стараясь при этом не бежать, иначе ее точно придется нести. Он ведет ее через холл под взгляды охранников, без них ни как, кто то ведь охраняет весь этот комплекс ночью. Сначала его ноги утопают в мягком ворсовом ковре, а потом начинают отстукивать каблуками по мраморному полу, когда они поднимаются по лестнице. Куда? В кабинет? Там им точно делать нечего, на диван ее кидать он не собирается, поить виски тоже, так что Блэквуд идет в сторону катка. Сейчас на катке никого, но лед отполирован уже и готов к утренним катаниям, а еще там рядом есть стойка кафе, за которой естественно никого, но включить кофе машину он сможет, и даже открыть холодильник при желании.
- Я не знаю что ответить,- видимо долго оставлять вопрос без ответа он не сможет, поэтому мужчина решил честно ответить,- Может быть ты мне напомнила одного человека,- уточнять конечно он не стал. Джеффри остановился около бортика катка, - Кофе будешь? Там кажется есть даже мороженное,- странное предложение с его стороны,- Или сок? Могу организовать,- он не хотя выпустил ее руку и перемахнул через стойку кафетерия, оказываясь с другой стороны, в ожидании заказа от девушки.

[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

0

55

--------
Микки чувствовала себя странно. С одной стороны она была благодарна Блэквуду за спасение. С другой не понимала причин его поступков. Холод бежал по коже, забираясь под вырез платья, под юбки, шурша кринолином. Девушка ежилась, спеша за мужчиной по коридору. Хорошо еще Джэфф держал ее за руку. Тепло текло по ладони, согревая. Она думала, что бы было, начнись их встреча иначе. Все-таки жизнь очень странная, крайне непредсказуемая штука. Она и Блэквуд сбежали с бала вдвоем, уединились в пустом здании ледового комплекса, закрытого на ночь. Охранники, молча расступались, как подданные перед королем. Выглядело забавно. Блэквуд казался таким представительным. Микаэлла гадала, куда ее ведет Джэфф. В кабинет? В приемную? В кафе? Повороты со служебного входа были ей незнакомы. Стоило отметить, что и здесь, вдалеке от глаз посетителей, все выглядело очень чисто и аккуратно, не в пример обычным подсобкам. Микаэлла отнесла эту заслугу на счет грамотного руководства. То есть при всех его минусах Блэквуд все-таки хороший организатор. Здесь, в своей вотчине, он держался еще более естественно, чем в бальной зале. Микаэлла почти не смотрела по сторонам - все ее внимание занимал мужчина рядом. Она все еще не могла понять, как за один вечер ее враг стал ее другом. Почему теперь она ощущала себя в безопасности? В пустом подсобном помещении, в потемках, ей было комфортно с главным врагом. Парадокс.

Они свернули дважды, прежде чем оказаться в просторном зале мини-кафе перед ареной свежезалитого льда. Микки стало еще прохладнее. Девушка поежилась. Джэфф лихо перепрыгнул через стойку, заставляя задуматься о его возрасте и физической форме. Микки так и подмывало спросить, сколько ему лет, но она удержалась.

Мужчина наконец решил ответить на ее вопрос. И ответ Микаэлле оказался неприятен. Непонятно с чего. Какого ответа она ждала. Непонятно, но точно не того, что просто напоминает Блэквуду кого-то. Эта новость почему-то кольнула внутри. Кого она могла ему напомнить? Дочь? Жену? Любовницу? Был ли он вообще женат? Микки вдруг осознала, что сегодня возможно целовалась с женатым мужчиной. Более того, он купил ее за полмиллиона. Отчего-то ей совсем не хотелось услышать, кого она напомнила Блэквуду. Если вдруг он со свойственной ему издевкой сообщит, что любовницу - вечер будет испорчен окончательно.

-Кофе, латте- улыбнулась Микаэлла. Странно, но улыбка сама собой появилась на лице, заполняя теплом ее карие глаза. Он еще и кофе собирается ей подать? Это поистине вечер удивлений.- Для сока слишком прохладно, - пояснила она. Может стоило попросить Джэффа одолжить пиджак? Или обнять? В его объятиях было так тепло и комфортно. А еще от него так приятно пахло мужеством и силой. И его губы оказались довольно мягкими при всей их требовательности. Но она ж не будет сама его целовать! И даже не посмеет намекнуть. Она приличная девушка, воспитанная. - А мороженое я вообще не люблю, - зачем-то добавила она. - А Вы составите мне компанию? - уточнила девушка, - кивнув на зажатый в руках стакан с горячим кофе. Напиток согревал ладони. Девушка смотрела в лицо своего спасителя, вглядывалась в его глаза. Она не знала, о чем с ним говорить. Не чувствовала себя достаточно интересным собеседником для взрослого мужчины поэтому предпочитала молчать. Ей нравилось смотреть на мужчину напротив. Его морщины казалось только добавляли лицу притягательности. Его глаза казались еще холоднее в холодном отсвете льда и ламп над стойкой. - Какой Ваш любимый напиток? - вдруг уточнила Микки, сделав большой глоток кофе и довольно облизнув губы. Кончик ее языка проворно скользнул по краю губи спрятался обратно в темную пещеру рта. Микки оторвала ладони от стакана и обняла себя за плечи, потерев покрывшуюся мелкими мурашками кожу, чтобы немного согреться. Ей даже не хотелось домой. Любопытство одержало верх и теперь ей хотелось побольше узнать этого загадочного человека. Он казался ей холодной глыбой гранита, надменным, эгоистичным высокомерным мужланом, не берущим в расчет других. Но сегодня он показал себя совсем с другой стороны. О особенно в танце, когда они так хорошо понимали друг дтуга. Микаэлла бросила взгляд на лед, потом снова поймала взгляд Джэффа.

- А ночью коньки на прокат выдают? - уточнила она вдруг. Глаза ее загорелись, наполнившись восторгом задуманного. - Я же обещала Вам танец. И всегда держу слово, - она никогда не была на льду в платье до пола и даже не могла утверждать, что удержится на ногах. Однако очень хотелось вновь оказаться в руках Джэффа, почувствовать, как уверенно он ведет ее под музыку,  как тепло ладони прожигает ткань платья. Но больше всего ей хотелось, чтобы он смотрел на нее как тогда, перед поцелуем. Изучающе, но зачарованно. Еще, конечно, оставался вариант, что он вообще не захочет танцевать. Что ж.... тогда она допьет кофе и попросит отвезти домой.

+1

56

Компания девушки его ни капли не напрягала, Джеффри даже чувствовал себя очень спокойно, даже лучше чем на балу, с танцем конечно состояние не сравниться, но все таки лучше чем на торгах. Здесь, так сказать в собственном маленьком дворце он был хозяином, и мог даже бродить ночами по этажам, пить кофе в кафетерии и кататься на катке- один, он мог просто побыть собой. Сегодня у него есть компания, и он даже не против, правда сглупил в отношении Микаэлы.
- Извини,- Блэквуд даже извинился и поторопился накинуть ей на плечи свой пиджак, так ей точно будет теплее, а то кажется оголенный плечи начали синеть, а он как то не додумался об этом сразу. Мысли были потеряны от собственного поступка, полмиллиона за девушку. Тут даже самому переварить нужно такое, Блэквуд деньгами не раскидывается, да и потом в данный момент у них перемирие. На вес золота…
- Значит латте,- готовить в домашних условиях он точно его не умеет, но знает как оно должно выглядеть, и на кофе машинах всегда есть подсказки на какую кнопку нужно нажать. Микаэла права для сока и мороженного не то время, она наверное и так замерзла, а он предлагает еще остудится. Такими темпами девушка с бала попадет в больницу с ангиной или воспалением легких, последнее он уже поспешил исправить пиджаком, правда чаще мужчины используют более приятный способ для согревания, но вот сегодня его месть отложена в сторону, значит греть будет пиджаком и кофе, а потом….
Потом пока неизвестно, сам Блэквуд старается не думать, что можно делать дальше, кроме танцев на льду. Но отвязаться от воспоминаний о первом поцелуе он тоже не может, они словно преследуют его, напоминая, что Микаэла его интересует не просто как объект места. Если бы он не ощущал каких либо чувств и эмоций было бы проще, но он так хотел побыть собой и расслабиться, что пропустил удар Судьбы. Стоит ему задеть взглядом по губам девчонки, как сразу поднимается странное ощущение внутри, и ему приходится сдерживаться что бы не трогать ее, не попытаться поцеловать еще раз.
Самое странное, это то что у него вообще возникли какие то эмоции в ее отношении, он ведь мог просто плюнуть и не торговаться, ее бы выкупил тот кавалер с деньгами. Сейчас Джеффри мог с уверенностью сказать, что это скорее всего был ее папочка, уж очень он злился и краснел, сжимал кулаки когда все началось с торгами. Неужели из него мог получится хороший отец? Не верится конечно, но Блэквуд сам не знает, что это такое переживать за семью, у него сейчас никого нет: родители живут сами по себе и не поддерживают затеи сына, может они уже и забыли что у них была дочь. А он забыть не может, не отпускает эту боль.
Кажется, его о чем то спрашивали? Джеффри видимо погрузился в собственные мысли и только сейчас вынырнул из них. Девушка смотрела на него и держала в руках стаканчик с кофе, оно точно должно было бы согреть ей руки, но мужчина представлял эти пальчики на своей груди, как они расстегивают рубашку и от этого ему стало жарко, огонь словно поднялся изнутри, накаляя каждый его нерв и вскипятив кровь. Его взгляд постоянно возвращался к Микаэле, словно был прикован к ней, в этом платье она выглядела иначе, словно одежда меняет представление о человеке, или просто она открывает глаза на то, что он раньше не замечал. Ее хрупкость, ее губы, ее улыбку…. Блэквуд сглотнул и запил кофеем свои наблюдения, но глаза упорно продолжали рассматривать девушку, спускаясь от ее губ по подбородку и переходя на шею. Джеффри выдохнул и почувствовал как тело напряглось еще сильнее, а в паху отдалось пульсацией, от которой голова шла кругом и адреналин зашкаливал.
- Сначала  тебе  нужно согреться,-  заметил  Джеффри,- А потом уже  танцы,-  он улыбнулся совсем непринужденно,  странно, но ему  даже  захотелось улыбнуться в этот момент  Микаэле. – И нам нужна музыка или нет? – лично он  мог кататься и без  нее, но если нужно будет  он найдет  где  она включается, скорее всего просто  с компьютера в комнате управления, или даже проще, кажется  где  то около катка  находится  пульт  отвечающий  за  звуки на нем, так что это не проблема. Лично ему  хотелось чего  то  легкого и  медленного, правда сам  не представляет как  должен выглядеть вальс  на  льду, но  это так  заманчиво попробовать.

[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

+1

57

Кофе как кофе. Ничего сверхъестественного, но и плохого тоже ничего о нем сказать было нельзя. Это даже не было заслугой или промахом бармена. Просто такой подают все кофе-машины в хороших кафе. И все же Микки было приятно, что мужчина подумал о ней. Она ощущала себя маленькой в его присутствии. Маленькой физически, маленькой по возрасту. Правда, сегодня он не пытался заставить ее чувствовать себя незначительной и никчемной. Даже наоборот. Обходительный и заботливый он заставлял ее ощущать себя так, будто мир крутится вокруг нее одной. Так всегда вел себя отец, желая показать, что его маленькая девочка - главная и единственная женщина на земле, к чьим ногам он готов сложить весь мир. Но Блеквуд не собирался дарить ей мир. И даже не считал ее центром вселенной. Отчего же тогда он ведет себя так учтиво и галантно? Так не похоже на самого себя. Было ли дело в их перемирии, которое стало очередной маской для этого человека-хищника? Или, наоборот, перемирие сорвало с них маски и теперь сквозь холод и надменность прокрадывалась истинная сущность ее спутника? Заботливого, внимательного, хорошо воспитанного и даже умеющего улыбаться?

Его улыбка все еще не была по-настоящему теплой. Или просто по-другому он не умел? Губы шевельнулись, но глаза остались безучастны к этому движению и вечная мерзлота взгляда не дрогнула под натиском вежливости. Микаэлла старалась не думать об этом. Ей, в конце концов, могло просто показаться. Она знала Джэффри без году неделю и едва ли смогла бы судить о его характере. Тем более теперь, когда он открылся ей с новой стороны. Или просто пожелал сделать вид, что эта грань тоже присутствует в его личности.

Микки благодарно приняла пиджак и уже привычно запахнула его полы, защищая открытые участи своего тела от холода помещения, где температура специально поддерживалась на необходимо низком уровне.

Спасибо, - кивнула девушка и отчего-то совсем искренне пошутила, что уже скоро сроднится с его пиджаком. - Придется нарушить данное себе обещание и зайти в Ваш салон, чтобы приобрести такую незаменимую в гардеробе вещь, - широко улыбнулась Микки.  Стоило предполагать, что мужчина не одевается в своем бутике. Наверняка, покупает именитые вещи или шьет одежду на заказ. Особенно когда дело касается карнавального костюма. такой сюртук в обычной жизни не поносишь…

Пиджак пах парфюмом Джэффри и заставлял ее вспоминать их поцелуй, когда она оказалась так близко к мужчине, что его запах буквально пробирался ей под кожу, сливаясь с ароматом ее духов. кстати сказать, парфюм был очень изысканным по вкусу, раскрывался новым ароматом, едва ты успеваешь привыкнуть к первому ощущению.

Блэквуд говорил ей ты. Это ты не было презрительным и даже уничижительным как раньше. Но не было и таким сухим и официальным как недавнее вы. Получается, они как-то незаметно перешли на новый уровень общения? “Еще бы”, - напомнила себе девушка, - “он заплатил за тебя полмиллиона. Он может теперь обращаться к тебе как пожелает. И делать с тобой, что вздумается”.  Однако никаких намеков на вольности так и не поступило, отчего Микки расслабилась окончательно, решив не думать сегодня об их вражде, не пытаться разгадать загадку его личности как и мотивы его поступков. Почему бы просто не насладиться вечером? Они вдвоем на катке. Им нравится танцевать вместе, нравится молчать в обществе друг друга… Нравится целоваться… Микаэлла вновь вспомнила недавний момент крайне близкого  общения и отчего-то залилась краской, надеясь, что этот факт ускользнул от Джэффри. Все-таки освещение работало лишь отчасти и в помещении царил полумрак. С точки зрения атмосферы это даже приятно - почти романтика. Только вот правильно ли это? Жаждать романтического вечера с врагом, годившимся ей в отцы?

Микки машинально облизнула пересохшие губы. Обычно она всегда брала с собой на каток гигиеничку. Сухой воздух в помещении с искусственным льдом обвертривал кожу и губы, стягивая их. Интересно, а у него тоже губы сохнут? Микки скользнула быстрым взглядом по лицу мужчины, стараясь не задерживаться на губах. Они казались такими же теплыми и мягкими как и в бальной зале. Такими же манящими…

Для партнерши музыка не важна,
- пожала она плечами, чтобы занять себя диалогом и не думать о желании поцеловать его, запустив руки в волосы, притягивая к себе ближе. - Ее музыка - в голове партнера. Девушка просто идет, куда ее ведут. И все. - Ей и правда была не нужна музыка. Она так хорошо понимала ведение Джэффа, что могла бы станцевать с ним идеальный танец будучи даже абсолютно глухой. - Но если Вы пожелаете, всегда можно воспользоваться телефоном. Нас же всего двое - динамики нам ни к чему. - Громкий звук бы только испортил очарование вечера, нарушив ощущение загадочности, интимности происходящего. Что до нее - Микаэлла бы вообще прекрасно кружилась с ним по льду без музыки, то сходясь, то вновь ускользая из его объятий, чтобы в очередной раз оказаться привлеченной к крепкому телу, пойманной, захваченной врасплох. Бесконечный круговорот встреч и расставаний....

+1

58

Кофе девушке, кофе себе, ничего необычного в этом нет, но у мужчины складывается другое впечатление. Он пьет кофе и пытается проснутся, считая что все это ему кажется, ведь не может он с улыбкой разговаривать с дочерью своего заклятого врага. Впрочем, это Лэрд для него заклятый враг, а для бывшего друга он уже давно перестал существовать, может именно поэтому они до сих пор не сталкивались и не пересекались, но и Джеффри не собирается показываться раньше положенного времени. Всему свое время, а вот сегодняшний вечер явно выпадает из общего расписания, так как ставит все вверх ногами и с ног на голову, сбивая его с ритма жизни и мести. Отступать Блэквуд не собирается, не должен же отступить в последний момент из за собственной мягкости и симпатии к девушке. Симпатия точно есть, иначе бы он не смотрел на нее так часто, не пытался уловить движения ее губ, а когда она по ним проводит язычком у него в паху сводит все, вызывая ноющее желание. Для последнего еще рано, очень рано, но это не дает свободно дышать.
Ему точно нужно отвлечься, но мысли возвращаются к ней, к девушке сидящей рядом с ним, она вызывает в нем человеческие эмоции, от которых хотелось оградиться. Он явно давал слабинку в ее обществе в этот вечер, и все из за танца и поцелуя. Поцелуй ни как не выходит из головы мужчины, словно это самое главное событие за весь вечер и всю его жизнь, этот поцелуй способен затмить его поцелуй с ее матерью в прошлом и в настоящем, что то в том поцелуе было, что то чего он не смог уловить, может быть даже жизненно важное.
Сейчас, допивая кофе и слушая Микаэлу ему в голову пришло, что всем могло быть совсем иначе, начиная с прошлого, Лэрд мог поступить по мужски, и сейчас бы все были счастливы, но историю уже не переписать. Нельзя изменить прошлое, можно лишь жить настоящим и планировать будущее, дальше этого вечера Джеффри заглядывать еще не хотел, не хотелось портить этот момент, так напоминающий ему сказку, и завтра она пропадет. Но хочет ли он этого?
В его пиджаке она смотрелась хорошо, действительно как барышня из прошлого, возможно тогда все было гораздо проще. Прошлые времена были суровыми, но справедливыми, тогда все знали что такое честь и благородство, а в этом веке это лишь пустой звук, и сам Блэквуд давно уже не пользовался ими. Сегодня видимо исключение, и то благодаря Микаэле, ведь если бы они не столкнулись на балу, то он скорее всего уподобился большинству и купил чей ни будь поцелуй, а заодно и ночь. Но все сложилось так, как сложилось. Значит будут танцы….
- Да,- согласился мужчина,- Музыка чаще внутри, - ему ли этого не знать. Значит музыку можно не включать, но за коньками нужно сходить. Между прочим о размере у девушки не нужно спрашивать, эта информация у него есть, выяснил гораздо раньше, и теперь главное что бы у девушки не появилось вопросов откуда и зачем. Правда он уже придумал как выпутается из ситуации,- Тогда нам нужны коньки,- по простому заявил он, поднимаясь со своего места и отправляя в сторону раздевалки. Выдача коньков обычно происходит перед ними, и там можно найти любой размер, себе Блэквуд выбрал черные, правда не было в виде сапог, но ничего он не будет выглядеть смешно в своих кожаных штанах пирата. Джеффри старался не задерживаться, свои коньки он перекинул через плечо, а в руках принес две пары белых коньков для Микаэлы, одни ей как раз подойдут, а вторые для отвода глаз. Самое интересное, что только сейчас смотря на девушку, мужчина задался мыслью, как она будет зашнуровывать коньки при всей своей пышности платья. Видимо ему снова нужно показать свои хорошие манеры, и неизвестно как это будет смотреться со стороны. В принципе не важно, сейчас он не играет на публику, и у них перемирие, про которое он часто себе напоминает, возможно, что бы оправдать свое поведение.
Соблюдая тишину Джеффри присел около Микаэлы и сложил коньки, после чего потянулся к ней, слегка задирая подол платья и ставя ногу себе на колено, так будет удобнее всего сначала снять с девушки туфли, а потом одеть коньки. Ничего трудного для настоящего мужчины, у него даже руки перестали дрожать, когда он завязывал шнурки, видимо это его успокаивало. Со вторым коньком девушки он справился еще быстрее, и после этого переобулся сам, правда снимание сапог было дольше, чем снятие туфельки. И не так изящно выглядело.
- Потанцуешь со мной? – мужчина подал руку Микаэлле, помогая встать с места,- Пиджак наверное лучше одеть, иначе замерзнешь опять,- напомнил он, когда тот начал соскальзывать с плеч девушки. Музыка уже играла у него внутри, требуя реализации, ему хотелось поймать Микаэлу в свои руки и прижать к себе, видеть ее взгляд направленный на него и только музыка с ними, в каждом движении, скользя по льду, в полутьме.

[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]

+1

59

Как ни странно, Блэквуд не стал спорить. Вопреки обыкновению он уже не в первый раз за вечер соглашался с ней, спокойно предоставляя девушке право выбора. И ее решения не оспаривались, даже хоть ни разу и не были высказаны в приказном тоне. Микаэлла не пыталась повелевать и приказывать. Впервые за их знакомство Блэквуд не пытался доказать, что она мелкая дуреха, эгоистичная и бестолковая. И будто в качестве благодарности она перестала быть таковой. Перестала рисоваться и делать вид, расслабилась и позволила ему увидеть кусочек правды. Несколько часов с настоящей Микаэллой - мало кто удостаивается такой чести, надо сказать.

Мужчина ушел за коньками, а Микки осталась сидеть одна. В полумраке опустевший каток казался еще больше и девушка вдруг ощутила себя бесконечно одинокой и потерянной. Тишина заставляла погрузиться в мысли. Юная Лэрд скользила взглядом по окружности катка, вспоминая их первую встречу с Джэффри. Отчего тогда все пошло наперекосяк? От ее глупости? От его чванства и надменности? Почему с первых секунд столкновения они будто взорвались как бинарное оружие?

Микки думала о том, какой же он  - настоящий Джэффри Блэквуд? И отчего он такой, каким она его видела раньше. Но тут ведь не спросишь открыто? Остаются только личные наблюдения. Самое интересное - что будет завтра? Новый этап наступательных действий? продолжение войны с неясной целью? Микки совсем не была уверена, что хочет ее продолжать. Насколько сильно этот мужчина не нравился ей с первой встречи, настолько разительно отличалось его поведение сегодня и Микаэлла хотела бы поверить, что это и есть истинное лицо Блэквуда. Мешала только природная осторожность. Отец хорошо вдолбил в ее голову первое правило безопасности: “Люди не такие как кажутся”. Не стоит верить всем и каждому. А доверять не стоит никому кроме себя. Так жил Лэрд. Так он призывал жить и дочь. Может поэтому у нее так много знакомых и нет настоящих друзей? Может, поэтому она не умеет любить и еще не разу не была без ума от какого-то мальчишки?

Джэффри вернулся с коньками и девушка отметила насколько точен его глазомер - сразу верный размер. Хотя запасной вариант все-таки был предусмотрен. Микаэлла даже не успела задуматься, какбы справиться с коньками при таком-то наряде, как ее нога оказалась в руках Джэффа. Это выглядело как картинка из средневекового романа. Мужчина, колено преклонный, а на одном из его колен лежит изящная женская ножка, стыдливо выглядывающая из-под пышных юбок. И вот уже туфелька покинула пригретое место, уступая его более современной обуви. Коньки сели прекрасно. раньше Микки не брала обувь впрокат. Неприятно носить что-то, не зная, кто до тебя ее надевал. Но сейчас возражать не собиралась. Мужчина ловко затянул шнуровку. Это, кстати, дело непростое. Нужно затянуть достаточно сильно, чтобы зафиксировать голеностоп, но не слишком перетягивать чтобы не нарушить кровоток. Микки встала на ноги, проверяя работу своего кавалера. прекрасный результат. Ей вполне комфортно. Сама бы лучше не сделала.

Микаэлла наблюдала, как Джэфф переобувается сам. теперь его движения не были такими ловкими. Выглядело временами смешно и забавно, но Микки сдерживалась, неуверенная, как отреагирует на ее смех мужчина.

Вложив свою маленькую ладонь в руку мужчины, Микки последовала к бортику, но пиджак все-таки оставила при входе, аккуратно повесив на первое в ряде кресел вокруг арены.

-Будет все время падать и мешать, - сообщила она в ответ на строгий погляд и наставления Джэффри. Первые несколько толчков - пробные. Новые коньки, неудобный костюм, новый партнер. Джэфф держал ее за руку и первый круг прошел просто как обкатка льда. Потом мужчина притянул ее ближе и Микки прислушалась к его движениям. музыки же нет - остается только получить информацию о ней из движений партнера. Джэффри притянул ее ближе к себе. Вальс на льду оказался непростой задачей - коньки путались друг за друга, постоянные кружения давались куда сложнее, чем на паркете и при очередном пируэте они феерично грохнулись. Джэфф зацепился хвостом конька за носик обуви Микки, ощутил, что та теряет баланс, попытался ее поймать, перекрутился вокруг. Но добился лишь того, что при падении оказался под девушкой, смягчив ей падение. Микки с долю секунды непонимающе моргала, все еще не веря, что они так бездарно грохнулись. А потом… залилась громким смехом, задорным и таким искренним, будто ребенок. Акустика пустого помещения тут же разнесла этот звук, он резонировал и отдавался эхом и скоро все вокруг смеялось голосом Микаэллы.

Потанцевали! - все еще давясь смехом сообщила она. - Прям как в первый раз… - она, конечно, имела ввиду их встречу. Самую первую. - В литературе такое называют кольцевая композиция. - Микки не торопилась вставать, даже не интересуясь, не холодно ли лежащему под ней мужчине. Закусив губу, девушка о чем-то думала. А потом неожиданно снова улыбнулась, выудила правую руку из-под Блэквуда и протянула ему ладонь:

-Микаэлла. Несносная девчонка, которая совсем не уважает старших. Невоспитанная и жуткая эгоистка, - девушка уставилась на Джэффа, словно спрашивая, ничего ли она не забыла из титулов, которыми он успел ее наградить. - Но многие говорят, что такого рода общение закаляет характер, - хмыкнула она. - Рада знакомству. - А может это и неплохая идея начать еще разок? С чистого листа, без взаимных оскорблений и всей этой грязи, которой они упорно поливали друг друга. Ну кому станет хуже, если их перемирие продлится еще немного? - Вы не ушиблись? Может, попробуем встать? говорят, сидеть на льду не очень полезное занятие…

+1

60

Происходящее на катке было необычным для самого Джеффри, который не привык быть с кем то самим собой, настолько быть настоящим и живым. Ему сложно представить, как можно открыть душу перед кем то, спустя столько долгих лет ожидания мести, а тем более улыбаться дочери своего злейшего врага. Но жизнь сломала все его планы этим вечером, скорее всего включила рекламную паузу и заставила перевести дыхание, и получать удовольствие от жизни. Как бы странно это не выглядело, но мужчин действительно чувствовал себя живым и расслабленным.
Спорить с Микаэллой мужчина не стал, да и при движениях будет тепло, а пиджак будет действительно мешаться, спадывать и соскальзывать, и путаться под его руками. Так и девушку можно будет упустить, и не удержать равновесия на льду, но говорить об этом он не стал, что бы не выглядеть неуклюжим, и вообще мужчины должны быть уверенными в своих поступках. Блэквуд в себе был уверен, так что упасть они не должны, он ведь не первый год катается на коньках, не чемпион мира по фигурному катанию, но все таки пару пируэтов сделать может. Да и девушка не новичок во всем этом, он ведь сам видел, как она стоит на коньках и держится на льду.
Как бы странно не звучало, но музыка действительно звучала у мужчины в голове, определенный мотив, не классика, а что то свое видимо, и это тоже удивительно для самого Джеффри. Все шло довольно просто, он старался не делать сложных движений , так как чувствовал, что ее платье будет им точно мешать, но оно настолько меняло девушку, что Блэквуд был не против неудобств и всего происходящего, которое начинает пронизываться каким то романтическим настроем. Они вдвоем на катке, и больше никого, это так способствует общаться теснее, один на один, и танец своего рода диалог. Диалог для тел, после которого может многое измениться, но готов ли к этому Джеффри?
Круг получился почти идеальным, Блэквуд придерживал девушку теснее к своему телу, вдыхая аромат ее духов. И это кружило голову, словно он мальчишка в семнадцать лет: руки не дрожали, но внутри все дергалось от волнения, даже удары сердце порой пропускало и Джеффри сглатывал ком, подкативший к горлу. Кто бы мог подумать, что объект его мести, будет улыбаться ему, и он сам будет ощущать какое то внутреннее тепло при ее улыбке, и при ощущении ее тела в его руках. Черт! Это в его голове никак не укладывалось и путало все планы на будущее.
Второй круг получился комом, Блэквуд не смог удержать равновесия, и хоть как то поторопился исправить положение, что бы девушка не ушиблась. Странны поступок по отношению дочери своего врага, но сейчас у них перемирие и Джеффри думал только о том, что бы с ней ничего не случилось, не хотелось наверное облегчать участь девушки.
Упали, так упали. Ничего в принципе смертельного, просто сама ситуация странная и необычная, мужчина улыбнулся, так как сказать было не чего. Реакция Микаэллы вызвала улыбку еще больше, внутри что то оттаяло на этот приятный смех, и он не заметил как поддержал ее, начав сам смеяться, слегка вздрагивая телом, и даже не замечая холод от льда. Ему стало даже жарко, когда девушка оказалась на нем, можно было бы это списать на катание, но один круг это мало, а списать на его напряжение тоже нельзя, он от этого не потеет, или раньше не потел во всяком случае.
- Приятно познакомится, - мужчина кивнул, но руку подать не смог, так как они как раз лежали на талии девушки, но вставать нужно было, понемногу тело начало ощущать лед сквозь одежду,- Джеффри, взрослый, наглый, самоуверенный индюк, но не плохо танцующий, - он даже облизнул губы, вспоминая их танец на балу, это действительно было сказочно,- Со мной все в порядке,- Блэквуд начал подниматься, для этого девушке пришлось немного сползти с него, и тогда уже мужчина помог ей подняться, обхватывая за талию, - Видимо с танцами у нас в таком виде не получится,- первая мысль была снять с Микаэллы юбки, и тогда  все будет  без проблем,- В следующий раз? Или переберемся  на обыкновенный  пол?- он  держал  девушку, прижимал к себе, улыбался и думал как быть дальше: везти ее домой, или провести  с ней  время  до утра, можно подняться в  его кабинет и там еще раз попить кофе, а можно подняться  на последний  этаж и просто посмотреть на  звезды.  Откуда в нем такая  романтика?
[NIC]JEFFREY OWEN BLACKWOOD[/NIC]
[STA]Благородный  пират.[/STA]
[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2014-10/13/itnx1eobp7kb.png[/AVA]

0


Вы здесь » Demon's life - "Туманный Альбион" » Паралельные миры » Вы ненавидите меня до боли... (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC